Больной вопрос привлекательности

6 апреля 2011 Больной вопрос привлекательности

Эксперты Вольного экономического общества высказывают свою точку зрения о том, каким образом следует решать проблемы инвестиционной привлекательности России, а также оценивают перспективы создания в нашей стране фонда соинвестирования.

Привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику — серьезная проблема, о которой в последнее время говорят много. В том числе — и на верхнем этаже государственной власти.
Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Президент РФ Дмитрий Медведев признал, что инвестиционный климат в России плохой и для его улучшения нужны «неординарные меры».
Одна из них — создание специального фонда соинвестирования. Впервые о нем Дмитрий Медведев заговорил еще на Международном экономическом форуме в Петербурге прошлым летом. Через месяц Мин­экономразвития подготовило презентацию, согласно которой фонд может составить не менее 20 млрд рублей, будет финансировать инфраструктурные проекты путем приобретения долей акций компаний электроэнергетики, транспорта и ЖКХ, а также сможет участвовать в корпоративном управлении ими.
Полтора месяца назад президент дал поручение правительству представить к 1 марта предложения о порядке формирования и функционирования специального фонда, который, по замыслу президента, должен разделить риски с иностранными партнерами «путем совместных инвестиций в проекты модернизации нашей экономики». 
Однако 1 марта уже далеко позади, а фонд пока не создан. И конкретные предложения о том, как он будет функционировать, еще даже не обсуждались. К тому же часть экспертов сомневается в его эффективности в принципе и говорит о том, что лучше бы власти озаботились созданием благоприятных условий для инвестиций капитала, имеющегося внутри страны.
Положительные примеры привлечения иностранных инвестиций в России есть, и в том числе у нас, в Петербурге: взять хотя бы создание автомобильного и фармацевтического кластеров. Вот только в масштабах страны подобные промышленные комплексы – это скорее исключение, чем правило. Отсюда стремление привлечь зарубежные средства с помощью дополнительного стимула в виде фонда соинвестирования.
Помощник президента Аркадий Дворкович неоднократно заявлял, что фонд обязательно начнет работу в ближайшее время. По его словам,  фонд привлечет больше средств, чем вложит государство, и «пропорция будет расти в пользу зарубежных инвесторов».
Постепенно дело все-таки движется, и на состоявшемся в середине марта совещании президент сообщил, что к середине 2011 года специальный инвестиционный фонд, при помощи которого будет реализован механизм российского партнерства с крупными зарубежными инвестфондами и банками, будет организован.
При этом глава государства подчеркнул, что заинтересованность в создании такого инструмента привлечения инвестиций за рубежом проявляют, а с российской стороны в качестве вклада в фонд может быть использована и часть средств Фонда национального благосостояния. «Эти деньги могли бы лучше работать на развитие реальных секторов отечественной экономики, но при условии обязательного соинвестирования со стороны других структур, включая ведущие мировые фонды», — пояснил Дмитрий Медведев.

Эксперты петербургского отделения Вольного экономического общества  (ВЭО) высказывают свою точку зрения о способах решения проблемы привлечения инвестиций в нашу экономику, оценивая и потенциальную эффективность будущего инвестфонда.
Сергей Бодрунов, Координатор Промышленного Совета Санкт-Петербурга, Советник Губернатора Санкт-Петербурга по экономике и промышленной политике, вице-президент ВЭО России, доктор экономических наук, профессор:
«Конечно, идея фонда — правильная. Надо же с чего-то начинать. А когда начинается такое значимое для России дело, как радикальное улучшение инвестклимата, — необходимы и средства, и инструментарий. Фонд — и то и другое. Да и если наполнение его будет осуществлено из ныне недостаточно эффективно работающего фонда национального благосостояния, это тоже хорошо – деньги должны работать, а в фонде соинвестирования они будут, по задумке президента, использоваться для наиболее эффективных проектов, поэтому и пользы от них должно быть больше.
И все же я не считаю создаваемый фонд панацеей — нам надо в целом серьезно, системно и последовательно заниматься улучшением инвестклимата в стране. Замечу — не только для иностранцев, но и для «своих». А фонд в этом деле — это только один, хотя и важный элемент».
Анатолий Асаул, доктор экономических наук, профессор, действительный член Международной академии менеджмента и Межрегиональной академии инвестиций и экономики строительства:
«Подобный специальный фонд может выполнять две основные функции. Первая — обеспечивать инвесторам дополнительные гарантии через участие в проектах государства. Вторая — направлять потоки инвестиций именно в те области экономики, которые правительство считает наиболее перспективными. Например, в высокотехнологичные отрасли, включая такие жизненно необходимые, как фармацевтическая промышленность и сфера передовых информационных технологий. В этом отношении Россия вовсе не является первопроходцем, так как аналогичные структуры, называемые по-разному, действуют и во многих зарубежных странах. Обычно они представляют собой государственные органы, но иногда управляются и специальными частными компаниями, имеющими достаточный опыт в такого рода деятельности.
Вместе с тем надо четко понимать, что главное — не организовать подобный фонд, а сделать его реально работающим экономическим инструментом. Ведь немало замечательных идей в России не осуществляются просто потому, что не действует механизм их воплощения в жизнь. Или он действует не так, как первоначально задумывалось.
Нельзя забывать о том, что в нашей стране чиновник нередко имеет такую силу, что даже самый терпеливый инвестор не выдерживает бесконечной череды утверждений или согласований. Бизнес идет туда, где инвестор «играет» по хорошо понятным ему и «прозрачным» правилам, которые беспрекословно выполняются на всех уровнях. Безусловно, государственное участие в софинансировании крупных проектов может служить дополнительным фактором привлечения зарубежных инвестиций, однако, скорее всего, такой шаг должен быть только частью общего механизма их привлечения в нашу страну».
Ирина Елисеева, доктор экономических наук, завкафедрой статистики и эконометрики Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов:
«Пока достоверных сведений о структуре и возможностях этого специального инвестиционного фонда немного: все больше отдельных мнений и комментариев. Но в целом ситуацию можно представить. На мой взгляд, основная ценность такого фонда может заключаться в том, что он предоставит возможность получения «длинных» денег для выполнения крупных инфраструктурных проектов: именно таких средств в настоящее время крайне недостает нашей экономике. Не хватает и «коротких» денег, но «длинные» как раз нужны для того, чтобы реализовывать задачи национального характера, к которым надо относить целый ряд насущных для России проблем.
Однако необходимо учитывать, что большое значение имеет не только сама организация подобного финансового инструмента, но и реализация механизма предоставления инвестиций и получения гарантий их сохранности. Ведь для западных бизнесменов важно осознание того, что их деньги, будучи инвестированы в Россию, не «сгорят» и не «пропадут» так, как это подчас у нас бывает.
Если наряду с появлением «длинных» денег будет реализован ясный, простой и прозрачный механизм инвестирования и гарантирования, то подобный фонд вполне может стать эффективным инструментом для привлечения западного капитала».
Елена Рогова, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой финансовых рынков и финансового менеджмента Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге:
«Идея создания суверенного фонда для привлечения крупных частных инвесторов в экономику России в целом понятна. Российская экономика, особенно ее сырьевой сектор, потенциально привлекательна для зарубежных инвесторов, но высокие риски политического и правового характера и связанные с ними возможные потери перекрывают гипотетическую доходность этих инвестиций. Поэтому государство, создавая такой фонд на принципах соинвестирования, показывает инвесторам, что готово разделить и риски.
Хотя информация о ходе работы над созданием суверенного фонда достаточно обрывочна, сведения об участии в проекте Внешэкономбанка позволяют рассматривать фонд как еще один институт развития. Есть основания предположить, что его эффективность окажется такой же, как и у остальных институтов развития.
Проблемы могут заключаться как в непрозрачности структуры и схемы управления, так и в макроэкономической ситуации. Финансовая политика России в последние годы не способствует модернизации и подъему промышленности. Это консервативная политика, направленная на сдерживание инфляции и накопление, а не на инвестиции. Следовательно, такая политика мало способствует развитию производства, промышленности. Тогда куда пойдут иностранные инвестиции?»

  • Борис Судаков, Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: