Дом Брюллова подает пример

11 сентября 2012 Дом Брюллова подает пример

Город попытается продать еще один федеральный памятник. На этот раз речь идет о знаменитом Доме Брюллова на Кадетской линии, 21.

Это здание изначально построили в 1780 году по проекту неизвестного архитектора. В 1840‑х годах Александр Брюллов решил дом перестроить и добавить в его оформление немного римского духа, однако к фасаду он практически не прикоснулся.

Красоту здания по достоинству оценил другой архитектор — Павел Сюзор: он не вмешивался в созданное его предшественниками — он просто поселился в этом доме и прожил здесь долгие годы. Позже он устроил здесь экспозицию первого в городе музея старого Петербурга. Коллекция прославленного архитектора потом легла в основу экспозиции Музея истории Петербурга.

В советские годы в доме располагались обычные квартиры. В 2006 году часть помещений лицевого флигеля была передана СПбГУ, чтобы там университет смог разместить свой Восточный факультет. Но вуз никаких работ не проводил, и помещения продолжали оставаться бесхозными.

Позже нашелся инвестор, ООО «Балтийская звезда», который захотел переоборудовать Дом Брюллова под гостиницу. В 2008 году провели экспертизу, и здание признали аварийным. Намерения инвестора в жизнь так и не были воплощены, а ту часть, что как бы принадлежала университету, решили в прошлом году отобрать.

Что в итоге? Здание разрушается и ждет нового хозяина, который наверняка проведет масштабную реконструкцию памятника, и некогда красивейшие интерьеры Дома Брюллова канут в Лету.

По мнению одного из руководителей градозащитной организации «Живой город» Дмитрия Литвинова, ситуация вокруг Дома Брюллова довольно типична. Эксперт полагает, что она «связана с отсутствием единого органа исполнительной власти, который бы, с одной стороны, прямо отвечал за состояние объектов культурного наследия, находящихся в пользовании государственных структур, а с другой — обладал необходимыми полномочиями».

Действительно, интересы таких комитетов, как КУГИ и КГИОП, могут со стороны показаться противоположными. «Фонд имущества (и КУГИ в целом) заинтересован, прежде всего, в получении максимальной прибыли для городского бюджета от реализации здания. Следствием этого часто являются аукционы, на которых памятники с очень серьезными «охранными» обременениями выставляются с заведомо нереалистичными ценами. В лучшем случае такие аукционы просто проваливаются (как было несколько раз с солодовней завода «Новая Бавария»), в худшем — памятники оказываются в руках собственника, который фактически вынужден с целью возврата вложенных средств пытаться идти на снятие охранных обязательств», — констатирует Дмитрий Литвинов. Обязательства эти снимаются с помощью «заказных» экспертиз или просто доведением здания до аварийного состояния. Дом Брюллова может служить ярким тому примером.

Как ситуацию можно исправить? По словам Дмитрия Литвинова, в городском правительстве должно появиться конкретное ответственное лицо, прямой задачей которого будет поиск средств и методов для сохранения памятников. «Также необходима скорейшая разработка законодательных инструментов, которые позволяли бы, с одной стороны, привлекать возможных инвесторов к реставрации памятников различными льготами и преференциями, т. е. предлагать своего рода «пряник», а с другой — иметь и мощный «кнут» для быстрого изъятия объекта культурного наследия у нерадивого хозяина», — считает градозащитник.

Увы, в планах осенней сессии городского парламента подобных законопроектов пока не значится, а каких-то явных и четких инициатив со стороны исполнительной власти в этой области тоже не видно.

 

  • Борис Судаков

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: