«Мобильный штендер» и «сэндвичмэн»

«Мобильный штендер» и «сэндвичмэн» Другие фото:
4 сентября 2012 «Мобильный штендер» и «сэндвичмэн»

Наступившая осень превращает петербургскую «ходячую рекламу» в еще более унылое зрелище, чем обычно. Кто соглашается на такую работу и за какие деньги?

 

Прошли те времена, когда в Петербурге «ходячей рекламой» работали преимущественно пенсионеры и студенты. Сегодня эту нишу прочно занимают гастарбайтеры. Конечно, встречаются исключения, ведь некоторые работодатели предпочитают нанимать русско­язычную молодежь, но это именно исключения.

Платят за ходячую рекламу в Петербурге сущие копейки — 300–400 рублей в день, который растягивается на 10 и более часов. Вот и соглашаются на эту работу одни лишь приезжие, а они народ, как все мы знаем, неприхотливый.

Эрик приехал в Петербург из Узбекистана. Ему всего 18 лет. Некоторое время проработал вместе с братом и дядей уборщиком в «Ленте», но там не заладились отношения с бригадиром, и он ушел. Работает день через день, по 12 часов. В свои выходные помогает на рынке.

Эрик носит костюм медведя, рекламирует кафе, в которое его самого пускают только с черного хода в туалет. Очень рад, что наступила осень, так как летом под плюшевым покровом постоянно задыхался. Платят ему за такую работу около 5 тысяч в месяц, и он вполне доволен, жалеет только, что по мобильному телефону не поговорить…

Не удивительно, что подобная реклама у нас в городе выглядит иногда, как настоящая антиреклама: уставшие люди с тоской в глазах уныло топчутся на месте и что-то там невнятное бормочут об «уникальных предложениях и скидках». Облезлые «медведи», грязные «пиццы», полинявшие от солнца «лягушата» — такое ощущение, что их работодатели стремятся снизить поток потенциальных клиентов в свои заведения.

Некоторые держатся бодрячком: бойко зазывают клиентов, настойчиво преграждают дорогу, суют чуть ли ни в нос флаерсы и листовки. Но когда посмотришь на такого глашатая «поверх» рекламной амуниции (особенно выделяются наши «сэнвичмэны), то невольно спешишь пройти мимо, испытывая что-то среднее между состраданием и брезгливостью.

Пожалуй, одни только «розовые кролики» в Петербурге (реклама одноименных секс-шопов) смотрятся на этом фоне забавно и свежо: они приплясывают, лезут обниматься, одним словом ведут себя профессионально. Есть и другие исключения, но они встречаются редко.

Что в итоге? «Ходячая реклама» в Петербурге, как дыхание «третьего мира», не дает забыть об экономическом отставании. В той же Европе, в соседней Финляндии например, «ходячая реклама» встречается намного реже, ее почти не увидишь в Италии, Германии, Швейцарии и в Австрии. Но если она там попадается, то это почти всегда нечто яркое, жизнерадостное, праздничное и действительно рекламное.

У нас использование такого вида рекламы по старинке считается делом прибыльным и эффективным. Правда, каких-либо исследований этой самой «эффективности», как правило, никто не проводит. Но самое худшее в том, что петербургские «сэндвичмэны» и «мобильные штендеры» (их еще так называют) оказывают медвежью услугу городу — очень часто они служат ему «антирекламой».

 

  • Татьяна Иванова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: