Александр Невзоров на злобу дня

8 апреля 2015 Александр Невзоров на злобу дня

16 апреля в ДК им. Ленсовета Александр Невзоров проведет творческий вечер — афиши об этом событии расклеены по всему городу. В преддверии своего выступления публицист ответил на вопросы корреспондента «НП».

 

- Александр Глебович, сейчас активно обсуждается скандал, связанный с оперой «Тангейзер». На днях Марина Шишкина направила обращение вице-губернатору Владимиру Кириллову с предложением назначить директором Михайловского театра опального Мездрича. Как вы относитесь к этой идее?

- Марина – замечательный человек, и я даже очень завидую, что эта идея не моя. Идея очень хорошая. Но с учетом силы черносотенного движения и его лобби,-  немногочисленного, но очень воинственного и активного в Петербурге,- конечно, ее не получится реализовать. Обращение останется просто красивой инициативой. Я, правда, ни черта не понимаю в опере, мне совершенно безразлична судьба российского музыкального искусства, но вместе с тем, считаю, разговор начинается всегда не с того. Важно другое – а что вообще верующим делать в опере? Что делать в опере попу? К тому же, как я понимаю, митрополиту, монаху – он туда за дополнительной эрекцией ходит? Сисечка может выскользнуть, ножка обнажится, еще что-нибудь.

- Может они считают, что могут входить в оперу со своими суждениями?

- Но вот тут они сильно ошибаются. Очень глупые попы – они же себе сейчас наматывают большие неприятности на будущее. Как только весь этот государственный протекционизм закончится, с ними ведь тоже будут говорить с позиции закона. Тогда они, наконец, займут то место, которое им по закону предназначено: будут вместе с саентологами, баптистами, мормонами, скопцами, хлыстами и т.д. Вот в этот момент их сможет запрещать любая Санэпидстанция – ведь и на самом деле это какая-то дикость. Когда люди, не предъявившие справку о состоянии здоровья, вместе с детьми, больными вместе, из одной посуды, одной ложкой едят «тело своего бога»… У меня вот богатый опыт, меня, когда был певчим, частенько ставили «на чашу», и можно было рассмотреть тех, кто подходит к причастию, от усердия вывалив языки и даже человеку с не очень глубокими гастроэнтерологическими познаниями было ясно, по этим синим, желтым треснутым языкам – там весь набор желудочно-кишечных заболеваний, инфекций. И они все там вместе хлюпают.

- Насколько велико сейчас влияние священнослужителей на общественной мнение?

- Тот, кто живет в стеклянном доме, не должен кидаться камнями.  Попы изначально должны были взять другой курс на взаимоотношения с российским обществом. Но обольстились, думают, что у них какое-то гигантское количество православных. Мы-то знаем, что это все мечты, грезы. Если завтра поменяют религиозную ориентацию руководители государства, то чиновники тут же начнут спешно отдирать со стен иконостас, набивать иконами мусорные корзинки, и дальше все пойдет в соответствии с курсом партии и правительства.  Вся история комичная, однако я все равно не удовлетворен.

- Почему?

- Считаю, что попам надо разгуляться «поширше». Хорошо было бы, если они стали изымать тиражи книг, еще пару выставок разгромили, чтобы публике стало понятно: все, что говорят о попах, это не злобные выдумки каких-то атеистов или ученых прошлого, а что это абсолютная реальность. Я бы очень хотел, чтобы это произошло. Вижу, что попы опьянены властью и очень надеюсь, что определенные безумные действия будут предприняты. И мне это очень нравится.

- Недавно депутаты петербургского ЗакСа поддержали инициативу по введению духовно-нравственного образования. Рассчитывается, что законопроект будет отправлен в Госдуму. Как вы к этому относитесь?

- Это такой своеобразный вид законодательного онанизма, который понятно, что является пустой формальностью. Понятно, что они выпендриваются друг перед другом. Вот те «десять дней смерти Путина», которые прошли недавно, они же показали реальную картину – эти моторчики выключились не только у каких-то близких чиновников, людей, которые находились в удаленном контакте с властью – даже у тех, кто исповедовал одну идеологию с властью – этот завод мгновенно закончился. Я лично видел черносотенцев, которые на полном серьезе спрашивали, а не принять ли им срочно ислам или просто побриться и стать нормальными людьми. При том, что еще ничего не произошло, все они стоят в очередь на то, чтобы спрыгнуть с этого корабля. Как только возникает первая опасность – они его покидают. То есть, все православно-депутатское наваждение кончится в ту секунду, когда изменится тем или иным способом власть.

- А как вы относитесь к возведению «Полтавы», корабля петровских времен?

- В каком-то другом контексте, в каком-то другом, здоровом обществе – это была бы нормальная идея, в которой нет ничего, за что можно было бы зацепиться в положительном или отрицательном смысле. Особо обсуждать нечего – милая идея. Но у нас любая нормальная вещь выглядит пиром во время чумы и глупостью. Сразу окрашивается, ведь всякая инициатива хамелеонирует, приобретает некое сходство с окружающей средой, поэтому все, что у нас происходит – нам кажется каким-то идиотизмом. Это правильно, но если мы дифференцируем, отделим, выяснится, что некоторые вещи вполне себе неплохи.

- Петербургский режиссер недавно снял фильм про Ивана Солоневича. В ленте проводится мысль, что России нужно вернуться к монархическим истокам. Более того, этот путь показывается чуть ли не единственным. Вы могли бы прокомментировать такую позицию?

- Вообще, монархия штука неплохая. Можно было бы и восстановить монархию. Если этого царя снабдить какими-то аксессуарами, то он, в принципе, сможет подрабатывать на корпоративах, и очень неплохо. Каких-то других занятий для него нет. Но не думаю, что он кому-нибудь помешает. В него быстро наиграются, но, опять-таки, корпоративы, возможно, его спасут. Но тоже не стоит здесь обольщаться, думать, что Кремль настолько туп, что готов кидаться в объятья этим персонажам. Не персонажей, но осведомлен, до какой степени в черносотенных кругах эти монархические идеи востребованы. Поймите, вот как бывают люди, которые на утро просыпаются знаменитыми, точно также бывают идеологии, которые заканчиваются в тот момент, когда диктор скорбным голосом сообщает о неких глобальных изменениях в политической картине. Вот как морок, наваждение – рухнут все эти монархизмы, черносотенные союзы русского народа, разговоры о великодержавности, православные девушки на девичниках, краснея и хихикая, перестанут показывать друг другу форму и размер тополей – или чем они там занимаются. Это все по «десяти дням смерти Путина» очень легко предсказать. Надо быть полным идиотом, чтобы этого не видеть. Не пугайтесь, этот маразм в нечто практическое никогда не выльется.

  • Беседовал Николай Кузнецов

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: