Чего не хватает ультраправым?

25 марта 2015 Чего не хватает ультраправым?

В Петербурге 22 марта в гостинице «Холидей Инн» прошел Международный русский консервативный форум. Противники этого мероприятия, коих у нас в городе обнаружилось совсем немного, называли участников неонацистами и призывали городские власти собрание запретить. Организаторы, наоборот, настаивали на том, что они никакие не нацисты, а консерваторы и защитники традиционных ценностей. Кто эти люди и что им, собственно говоря, надо?

Международный русский консервативный форум прецедентов не имеет — по сути, это первый в истории международный съезд праворадикальных партий, которых в Европе, да и у нас тоже, очень часто называют неонацистскими.

Форум откладывали несколько раз. Впервые его хотели провести год назад, в марте. Однако созвать всех не получилось. Как и 1 октября — на эту дату перенесли съезд после весенней неудачи. Осенью организаторы форума сообщили «НП», что он пройдет в декабре, но, по-видимому, и здесь возникли трудности. В итоге форум, его называли также конгрессом, состоялся 22 марта.

Главным организатором выступил «Русский национальный культурный центр — Народный дом». Ранее считалось, что ультраправых собирает партия «Родина», но затем она формально отстранилась от этой миссии и выступила лишь как участник.

Против съезда выступали активисты антифашистских обществ и партия «Яблоко»: они подготовили соответствующее обращение к губернатору Петербурга Георгию Полтавченко. Ответной реакции не последовало.

Единство мнений и угроз

Итак, форум состоялся. По времени мероприятие заняло всего лишь несколько часов. Участники выступали с докладами и общались в кулуарах. Общий тон прозвучавших речей сводился к необходимости противостояния главным угрозам современности, а это, по мнению участников форума, прежде всего США, олигархи с

Уолл-стрит, всякого рода либерализм, толерантность, терпимость и, как следствие, геи, мигранты и контрацептивы. Выступавшие на форуме высказали горячую поддержку политике Владимира Путина и пожелали ему всяческих успехов на идеологическом фронте.

За два часа до окончания форума позвонил некий «доброжелатель» и сообщил, что в здании заложена бомба, съезд пришлось завершить в спешном порядке — полиция вынуждена была вмешаться. Однако представители ультраправых партий успели принять итоговую резолюцию. В ней, в частности, провозглашалось создание «постоянно действующего координационного комитета консервативных сил, а также соглашения между консервативными силами Европы и России, целью которого станет восстановление партнерских отношений между странами ЕС и Россией».

Политологи европейские и российские уже высказали по этому поводу немало скептических замечаний, так как представлять ЕС праворадикальные партии, принявшие участие в съезде, явно не могут — некоторые из них даже не входят в парламенты своих стран и считаются скорее маргинальными группировками, чем полноценными политическими партиями. К тому же на форум не приехали такие крупные организации националистов, как «Национальный фронт» Мари Ле Пен и «Партия за лучшую Венгрию» («Йоббик»). Петербургский эксперт по радикальному национализму, кандидат исторических наук Дмитрий Дубровский считает, что их отсутствие не случайно: «Все-таки у некоторых из них есть представление о репутации. На питерский форум приехали представители наиболее одиозных и радикальных сил. Ле Пен не стала бы связываться с ними».

Участники разной окраски

Всего в форуме участвовали представители одиннадцати партий и движений, считающихся в своих странах наиболее одиозными националистическими структурами, вроде финской «Национальной независимости», Партии шведов, немецкой НДПГ, греческой «Золотой зари», болгарской «Атаки», британской «Национальной партии», итальянской «Новой силы» и т. д. Кроме них, в Петербург съехались и различные «исследователи национального вопроса» вроде американского писателя Джареда Тейлора, автора книги «Белая идентичность», или Криса Романа, председателя исследовательского центра «Евро-Русь» из Брюсселя. Наверное, самым известным участником стал депутат Европарламента от Национал-демократической партии Германии (НДПГ) Удо Фойгт. Впрочем, в ведомстве по защите конституции Германии эта партия считается правоэкстремистской, и в настоящее время идут дискуссии о ее запрете.

С российской стороны также было много участников: представители Национально-освободительного движения, Русского имперского движения, создатели и авторы националистических СМИ. Повсюду ходили люди в казачьей одежде и в униформе с шевронами сепаратистов Донбасса. Присутствовал глава регионального отделения партии «Родина» Андрей Петров (один из недавних кандидатов на пост губернатора Петербурга), командир воюющей в Донбассе диверсионно-разведывательной группы «Русич» Алексей Мильчаков по прозвищу Фриц (прославился в 2011 году тем, что убивал щенков и выкладывал видео в интернете, а на своей странице в контакте фотографировался с фашистскими флагами), уроженец Петербурга, ныне норвежский подданный Ян Петровский, он же Великий Славян (помогал Вячеславу Дацику, знаменитому Рыжему Тарзану, прятаться в Норвегии от правоохранительных органов).

Нацисты или националисты?

Вокруг форума до сих пор не прекращается полемика насчет терминов. Сами участники не прочь называть себя националистами, но отказываются считать себя нацистами, настаивая на том, что между этими понятиями существует разница. Мы спросили ведущего специалиста по национализму в Петербурге, социолога, профессора НИУ «ВШЭ Санкт-Петербург» Эдуарда Понарина, как же все-таки следует называть прошедший форум — нацио­налистическим или неонацистским. «Партии участвовали разные. Например, «Золотая заря» из Греции — она действительно может быть идентифицирована как партия с нацистским уклоном. Если же говорить об итальянской «Новой силе», то я бы не сказал, что это нацистская партия.

Наверное, это все-таки националистический съезд, хотя на нем присутствовали сторонники нацистских сил тоже», — резюмировал эксперт.

Эдуард Понарин не считает главного организатора этого форума — партию «Родина» — в чистом виде нацистской. Петербургский ученый поясняет: «Сразу называть их фашистами мне кажется неправильным. Да, там могут быть разные люди, в том числе сторонники нацизма, но, вообще говоря, у нас националистической партии как таковой нет. На этом поле у нас играют Владимир Жириновский, но все большее число людей согласно с тем, что он не является настоящей оппозицией, и сама партия власти, поскольку она чувствует, что национализм становится популярной идеологией. А иначе и быть не может, потому что с идеологиями у нас не густо. Мы играли в коммунистическую идео­логию, и у нас не очень получилось, мы играли в либеральную идеологию в 90‑е годы — тоже больших успехов не достигли. Остается консервативная идеология, либо в религиозном, либо в национальном варианте. Но в России по-настоящему религиозных людей, истово верующих, мало, поэтому нацио­нализм неизбежно будет отвоевывать новых сторонников».

Нужен цивилизованный диалог

В том, что руководство «Единой России» заигрывает с националистическими идеями и при этом опасается оппозиции со стороны националистических партий, Эдуард Понарин не видит ничего стабилизирующего. «Да, партия власти, ее значительная часть, пытается играть в эту игру, но настоящей оппозиционной силы, которая выступала бы под националистическими лозунгами, в парламенте нет. И это плохо, потому что оппозиция должна быть — если значительная часть населения исповедует вот такой взгляд на жизнь, она тоже должна быть представлена в парламенте. Ведь если постоянно завинчивать крышку на котле, то все равно рано или поздно эту крышку сорвет, — предупреждает эксперт. — Нужно стараться цивилизованно вовлекать представителей разных взглядов в общественную жизнь, чтобы это не выходило за пределы Конституции, с одной стороны, чтобы не нарушались ничьи права — ни права националистов, ни права меньшинств. Надо вести какой-то цивилизованный диалог в парламенте. Но это, конечно, идеальная модель. А у нас, как сказал председатель Государственной Думы четвертого и пятого созывов Борис Грызлов, парламент — не место для дискуссий».

Эдуард Понарин обращает внимание на то, как с националистическими партиями работают в Европе: там они подчинены общему демократическому процессу, и если имеют большое количество сторонников, то проходят в парламенты разного уровня. Вместе с тем современная демократия нивелирует силы, проповедующие тоталитарные ценности, поэтому большая часть правых или левых радикалов остаются в демократических странах на маргинальном или полумаргинальном положении. Но чтобы этого добиться, поясняет Эдуард Понарин, нужен диалог: «Мы должны понять — чем раньше мы осознаем, что надо со всеми гражданами нашей страны вести какой-то диалог в цивилизованных рамках, тем лучше. Иначе диалог будет уже не цивилизованный».

  • Андрей Нестеров

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: