Первая помощь становится популярной

3 декабря 2014 Первая помощь становится популярной

В Петербурге удивительным образом стали популярны курсы по оказанию первой помощи. В ситуации разбирался корреспондент «НП».

Реальные ощущения

Гулкую тишину ангара пронзает женский крик: «Ааа! Помогите! Мне больно!» Двое рабочих бросаются на помощь и видят молодую девушку, рукав куртки которой замотало сверлом. Из раны на предплечье хлещет кровь. Пока они осторожно ее высвобождают, что-то кубарем слетает с лестницы — и вот на полу лежит еще один пострадавший, без сознания, с разбитой головой. Попытки остановить кровотечение, привести в чувство, вызов скорой…

Спустя пять минут из угла выходит человек в форме спасателя и невозмутимо комментирует: «Ну что ж, поздравляю. Один труп у вас есть — не обеспечили проходимость дыхательных путей, парень задохнулся. Впрочем, скорую вы вызвали только для одного человека, так что шансов у него и так было немного. Далее…» Парень тем временем встает идет вверх по лестнице — готовиться к следующей сценке. Это не настоящий несчастный случай на производстве — это практикум по первой помощи. Рабочим уже прочитали курс лекций, впереди у них еще две сценки, одна другой правдоподобнее: молодой коллега почти отрезал руку бензопилой, другой упал с лесов и заработал открытый перелом, секретарь ошпарила руку кипятком из чайника…

«Все наши сценки максимально приближены к жизни, к тем условиям, в которых живут и работают наши ученики. Меня часто спрашивают — как вы придумываете сценарии, ситуации? А мы их не придумываем — берем из богатого опыта, моего и коллег», — говорит Максим Штыб, руководитель тренировочного центра First Aid, а в прошлом — профессиональный спасатель. Это он следил за действиями практикантов и читал им лекции, а сейчас успокаивает: «Не надо бояться сделать ошибку на экзамене и положить «труп» на свое виртуальное кладбище. Наоборот, это даже полезно, так как гарантирует, что в реальной жизни вы эту ошибку уже не повторите».

Ученье — свет. В конце тоннеля

Именно трагические обстоятельства реальной жизни приводят добрую половину слушателей на курсы первой помощи. «У меня на руках однажды умер от инфаркта молодой мужчина, лет тридцати. Я ничего не смог сделать, никак ему не помог. После этого решил пойти сюда учиться. Затянуло», — рассказывает Альберт Цемгал, теперь уже один из инструкторов центра.

Затягивает многих — процентов тридцать слушателей после базового курса, рассчитанного на то, что скорая приедет через час максимум, продолжают обучение на спецкурсах — для туристов (когда помощи ждать около суток), для родителей и педагогов, на курсах спасения на воде и при ДТП. Во многом это — заслуга команды преподавателей, искренне увлеченных своим делом профессионалов. Все они знакомы с темой не понаслышке — например, в центре First Aid базовый курс, помимо спасателя Штыба, читает бывший медик-спасатель и фельдшер скорой Яков Гинзбург, а также врач анестезиолог-реаниматолог, заведующая учебной частью профильной кафедры «Первого меда» Зульфия Зарипова. Интересно, что несколько лет назад она сама пришла сюда на курс в качестве обычного слушателя — и осталась, теперь ведет занятия по сердечно-легочной реанимации.

Невероятные истории из практики и проверенные не только теорией, но и опытом методики слушаются на одном дыхании.

Все мы видели в фильмах, как делают сердечно-легочную реанимацию — непрямой массаж сердца, искусственное дыхание, но знаете ли вы, куда ставить руки, когда и как дышать? Специальный манекен сразу сообщит, правильны ли действия — обеспечена ли проходимость дыхательных путей, идет ли воздух в легкие, достаточно ли силы продавливания грудной клетки. Несколько секунд уходит на то, чтобы приноровиться, дальше — дело техники. И выносливости. На современных курсах, соответствующих стандартам «Красного креста» (своеобразный знак качества в этой сфере), обучение основано на том, чтобы, во‑первых, действовать по международному алгоритму, во‑вторых, все действия отработать на манекенах или коллегах по группе до автоматизма.

Европейская тенденция

Сейчас в Петербурге несколько центров обучения первой помощи, самые известные — при «Красном кресте», «Белый крест», First Aid. В Москве их побольше, в других мегаполисах — поменьше или совсем нет. Иначе обстоит дело на Западе — там количество людей, прошедших такую подготовку, в разы больше, и это несмотря на то, что экстренные службы приезжают намного быстрее. В Германии, например, даже права нельзя получить, не пройдя курс первой помощи в специализированной организации. У нас же автошколах, как правило, изучение медицинского раздела ограничивается зазубриванием билетов, а преподаватели порой говорят своим ученикам, чтобы те не лезли спасать пострадавших в ДТП — мол, сделаете только хуже, а потом сядете.

Толика здравого смысла в этом есть — без специальной подготовки целесообразно разве что вытащить человека из горящего салона, потому что через минуту-другую он взорвется, или попытаться остановить сильное кровотечение — при артериальном счет тоже идет на минуты. Во всех остальных случаях, если не знаешь, что делать, действительно лучше ограничиться вызовом скорой и психологической поддержкой пострадавшего.

Вот и получается, что, несмотря на всю отзывчивость россиян, в ситуации, когда кому-то на улице стало плохо, вокруг собирается толпа, но реальную помощь никто не оказывает — не знают, с чего начать, боятся взять ответственность на себя, оказаться «крайним», если что-то пойдет не так. А время уходит…

Счет на секунды и знания

В медицине есть понятие «золотой час». Оно означает тот драгоценный промежуток времени от травмы или приступа до оказанной помощи, в который можно спасти человека, если его состояние критично, но совместимо с жизнью.

По статистике, девяносто процентов тяжело пострадавших могли бы выжить, если бы им оказали помощь в течение первых девяти минут. Если помощь приходит только через восемнадцать минут, процент выживаемости падает в шесть раз — до пятнадцати процентов. Чем раньше будет оказана помощь — тем лучше. Однако просто доброй воли здесь недостаточно. Вы уверены, что не растеряетесь в экстренной ситуации? Много ли вспомните из курсов ОБЖ? Или будете полагаться на народные методы?

Неприятным сюрпризом станет то, что большинство этих знаний устарело или вообще противоречит здравому смыслу. Международные нормы оказания первой помощи пересматриваются каждые два года, и, например, сейчас уже не рекомендуется использовать йод для обработки ран (он вызывает аллергию у огромного количества современных людей), подносить к носу нашатырь (по той же причине). Никогда не надо хлопать по спине подавившегося человека (это только затруднит выход предмета), растирать и отогревать обмороженные части тела (можно серьезно повредить ткани и сосуды), наносить масло на ожог (чревато повышением класса ожога и гибелью тканей), разжимать зубы эпилептику (как минимум сломаете зубы). А самое главное — только в случае угрожающей им внешней опасности можно двигать людей с подозрениями на перелом, особенно упавших с высоты или попавших в ДТП — у них с большой долей вероятности может оказаться перелом шеи или позвоночника. Любое неверное движение приведет к смещению позвонков, а оно — к инвалидности или даже смерти. «Казалось бы, так много об этом сказано, а все равно — приезжаешь на ДТП, все пострадавшие вытащены из машин и уложены вдоль дороги штабелями. Зачем?» — с горечью задает риторический вопрос Максим Штыб.

Его московские коллеги вспоминают случай, когда несколько лет назад водитель, сбив девушку на дороге, подхватил ее на руки и понес в больницу неподалеку. Девушка скончалась от жировой эмболии — во время неаккуратной транспортировки острые концы сломанных костей ног раздробили жировую ткань, смешав жир с кровью.

С первой помощью по жизни

Для того чтобы обезопасить выпускников как от фатальных ошибок, так и от возможных исков, на курсах первой помощи учат не только международно признанному алгоритму действий, но и юридическим тонкостям — ведь благими намерениями можно выложить дорогу в места не столь отдаленные. Все просто: если в результате оказанной вами помощи человек простился с жизнью, вам светит реальный срок. В Америке для таких дел есть специальные «законы доброго самаритянина», действующие во всех штатах, но и у нас суд оправдывает добровольного спасателя лишь при условии, что он действовал по международному алгоритму и не превышал своей компетенции. Организация, в которой вы проходили обучение, тоже будет ходатайствовать за вас в суде, а в случае, если пострадавшему нужна будет компенсация, город возьмет ее на себя.

Конечно, все слушатели курсов первой помощи надеются, что полученные знания им никогда не пригодятся. Но в случае, когда на кону стоит жизнь человека, близкого или даже незнакомого, — лишними знания не будут.

  • Виктория Пятыгина

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: