Петербургским женщинам нужны новые сценарии

27 ноября 2014 Петербургским женщинам нужны новые сценарии

Когда-то женщины стремились быть примерными домохозяйками и штудировали «Книгу о вкусной и здоровой пище», потом — независимыми карьеристками, стервами и богинями секса. Свежая тенденция в том, что теперь они хотят равняться на роковых женщин. В этом уверена доцент кафедры прикладной политологии НИУ ВШЭ Ирина Сохань. Она изучает феномен femme fatale давно и пристально. По ее словам, в последнее время наблюдается всплеск интереса к этой теме. Он и побудил ее провести в Петербурге семинар «Женский сценарий» — о феномене роковой женщины и о том, как и зачем применять ее стратегии в жизни.

— Ирина, роковая женщина — это ведь явно не та, что надела на себя короткое красное платье и туфли на шпильке?

— Да, конечно. Обыденное представление о роковой женщине не имеет никакого отношения к реальности, кроме того, что она действительно абсолют феминности и эдакая пожирательница сердец, обладающая почти магическим эффектом воздействия на людей в целом и на мужчин в особенности. Роковые женщины всегда выполняли роль муз для творческих мужчин, вдохновляли их на великие достижения — и в качестве таковых и вошли в историческую память. Лиля Брик, Лу Андреас-Саломе, например, самые известные фам фаталь двадцатого века.

— Как вы пришли к идее семинара?

— Изучая жизни разных великих женщин, я выявила общие закономерности, которые встречаются в их судьбах, несмотря на их уникальность. Подумалось, что на основе этой информации можно делать прогнозы, которые станут той «соломинкой», которой нам так часто не хватает. При этом я не практик, я теоретик — анализировать, выстраивать правила у меня очень хорошо получается. Но на некоторых женщин, которые со мной изучали этот феномен, он оказывал огромное влияние — они начинали думать по сценарию роковой женщины, воспринимать происходящее ее глазами — изменилось их ощущение себя, их жизнь. Их опыт подсказал, что и другим женщинам эти знания могут оказаться полезны при выборе жизненного пути.

— То есть получается, что можно научиться быть роковой женщиной?

— Нет, роковой женщиной нужно родиться. Но можно изучать ее жизненные стратегии и позаимствовать у нее навыки, которые будут полезны любой женщине.

— Например?

— Например, все роковые женщины были нарциссичны. Нарциссизм — довольно сложная вещь, он имеет разные стадии и формы, бывает как со знаком плюс, так и со знаком минус. Бывает даже так называемый «злокачественный нарциссизм» — он присущ тиранам, маньякам, то есть крайне патологичным личностям. К гадалке не ходи, понятно, что нарциссизм Сталина и Гитлера ничего хорошего в мир не привнес. У роковой женщины он совершенно другой, направленный на раскрытие и отражение индивидуальности другого человека. Роковая женщина необязательно должна быть красавицей. Ее ведущая сила не в убивающей наповал сексуальности, хотя сексуальное очарование и является ее непременным атрибутом. Главный ее дар — такое нарциссическое воздействие, в процессе которого обольщаемый обнаруживает в себе что-то новое и прекрасное, а именно — свою суть, свои таланты, тот потенциал, который может в нем развиться. Например, Лиля Брик обладала уникальным чутьем на поэтический дар в человеке, она любила поэзию и поэтов как носителей этого дара, превышающего ограниченное человеческое и скрашивающее его. Те мытарства и мучения, которые она устраивала влюбленному в нее Маяковскому, объясняются тем, что для нее это был специфический способ извлечения поэзии — известно, что именно в эти, а отнюдь не в счастливые для него любовные периоды он писал особенно хорошо.

Образ другой классической фам фаталь двадцатого века, Лу Саломе, лег в основу теории нарциссизма Фрейда, а Ницше вдохновил на создание одного из его самых известных произведений «Так говорил Заратустра». Однако для Саломе, хоть она и была ученицей Фрейда, образ Нарцисса нес собственную, отличную от фрейдовской, символику. Это, в первую очередь, состояние любви к себе и через нее — к окружающему миру. По ее версии, любовь для женщины — это реализация самой себя, а другой лишь «зеркалит» ее избыточность и способность к наслаждению.

— Последнее время многие психологи и тренеры транслируют мысль, что прежде всего нужно принять и полюбить себя — тогда и окружающие последуют этому примеру.

— В современном обществе женщинам катастрофически не хватает здорового нарциссизма, а мужчинам — не хватает его в женщинах. Зато процветает нарциссизм имитационный: женщинам кажется, что если они красиво накрасятся, примут картинную позу, то мужчины будут падать и штабелями укладываться. Истинный нарциссизм не об этом, хотя никоим образом не отменяет заботу о внешности. Все роковые женщины уделяли своему телу максимум внимания — например, Лиля Брик заботилась о фигуре, упражнялась у балетного станка, очень любила косметику. В фам фаталь удивительным образом сочетаются жуткое сосредоточение на себе и внимание к другому.

Когда роковая женщина с кем-то общается, этот человек для нее — центр мира, других не существует. Путь роковой женщины — это, в первую очередь, поиск самой себя в другом. Но другой всегда слишком мал для нее, он может ей соответствовать только как представитель чего-то более грандиозного, например, художественного дара, поэтому рано или поздно она разочаровывается и идет дальше. А для мужчины в этот момент и солнце погасло, и мир не мил — вот и тянулись всегда за роковыми женщинами шлейфы самоубийств.

— Но ведь количество возлюбленных у любой фам фаталь было значительно меньше, чем количество поклонников. Чем она их покоряла?

— С точки зрения психоанализа, когда у мужчины возникает влечение к женщине? Когда он в ней видит проекцию своей анимы (бессознательная, женская часть личности мужчины. — Прим. ред.). Если этой проекции нет, то женщина может хоть на уши встать — страсть не вспыхнет. Феномен роковой женщины в том, что она вызывает подобную проекцию у любого мужчины, каждый скажет: «Ах! Это она!» Все они очень сексуальны, но сексуальность эта не показная, она идет изнутри. Это универсальная женщина, идеальная женщина для всех, вне личностных характеристик и предпочтений.

— В традиционной культуре секс и чувство вины неразделимы.

— Чувства вины и стыда, которые так любит эксплуатировать патриархальное общество и которые как минимум на подсознательном уровне гложет всех обычных женщин, подтачивая их психосоматику, у роковой женщины отсутствуют напрочь. Их не удается заклеймить с помощью даже самых суровых общественных штампов и стереотипов. Лиля Брик не сдерживала проявления своей сексуальности, несмотря на политический режим. Лу Саломе до тридцати с лишним лет упорно хранила девственность, но потом, заключив платонический брак, ничем не ограничивала себя в свободных отношениях с многочисленными любовниками.

— Неужели у всех роковых женщин сценарий один?

— У роковых женщин жизненный сценарий похож, но полностью универсального сценария не бывает, потому что у разных женщин, даже роковых, могут быть разные установки, и их примеры помогут на семинаре преломить типовой сценарий под наши запросы.

Важно увидеть разнообразие сценариев женской реализации. Например, Софи Лорен в восемнадцать лет вышла замуж за мужчину намного старше ее, неоднократно говорила в интервью, что ради детей готова оставить карьеру, а Лу Саломе, напротив, ни разу не выразила сожаления, что не родила ребенка.

— Приводя примеры роковых женщин, вы обычно обращаетесь к историческим фигурам, из ныне известных называли лишь Карлу Бруни. А среди современных россиянок фам фаталь есть?

— Я не могу никого из наших соотечественниц-современниц назвать фам фаталь. Иногда пытаются приписать в этот стан Аллу Пугачеву, но напрасно. Просто в нашем обществе очень сильный запрос на сценарий сильной, властной женщины по типу матери. Екатерина Вторая, Алла Пугачева, Валентина Матвиенко — все они более-менее этому запросу соответствуют. Роковая женщина от них отличается тем, что к власти никогда не стремится, ее власть — духовная.

— Откуда же интерес к ней?

— Посмотрите, какой колоссальный спрос сейчас на всевозможные тренинги для женщин, от курсов стервологии до уроков сексуального мастерства. Женщины исчерпали ролевые модели, предложенные как патриархальным обществом, так и феминизмом, и ищут нечто, выражающее смысл женской судьбы в ситуации любых форм социально-политического и культурного давления. А это именно сценарий роковой женщины, поскольку ее образ, с одной стороны, архетипичен, с другой — находится на противоположном полюсе от патриархального жертвенного образа матери-хозяйки, растворившейся в тотальной заботе о других. Такой сценарий при всей его привлекательности универсальной ролевой моделью для массовой аудитории быть не может — это все равно что равняться на ницшеанского сверхчеловека. Но научить может многому.

 

Семинар «Роковая женщина. Жизненные сценарии». Кафе «Мэри Поппинс», ул. Некрасова, д. 23, 12 декабря, 19.00. Телефон для записи: +7 (921) 878–34–95.

  • Беседовала Виктория Пятыгина

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: