Когда фобия становится нормой

20 августа 2014 Когда фобия становится нормой

Страх — естественная защитная реакция организма. Но все хорошо, что в меру. Как понять, что страх превратился в серьезную фобию, и всегда ли нужно бороться с тревогой — «НП» рассказал врач психиатр-психотерапевт Виталий Осипчук.


— Насколько сегодня для жителей мегаполисов актуальна тема фобий и страхов?

— Фобии, страхи, панические атаки — все это относится к разряду тревожных расстройств. Тревога — базовое чувство человека, в большом городе или в маленьком — она присутствует везде в силу человеческой природы. Вообще, по моим наблюдениям, в Петербурге за последние пару лет обращений, связанных с тревожными расстройствами, стало больше. Правда, я не стал бы утверждать, что все эти обращения связаны с ростом тревоги, отчасти это может быть вызвано тем, что люди стали больше доверять специалистам и охотнее стали советоваться с профессионалами…

— Какова разница между обычной тревогой, фобией и панической атакой?

— Все это в той или иной степени явления соприкасающиеся. Но в самом общем виде провести границы можно.

Собственно тревога — это естественное чувство, направленное в будущее, своего рода предощущение, ожидание чего-то такого, чего хотелось бы избежать… И это, кстати, не всегда плохо. Нередко люди обращаются с жалобами на повышенную тревожность в ситуациях, в которых тревога как раз и является нормальной реакцией организма на ненормальную ситуацию. То есть, скажем, переживать из-за предстоящих экзаменов или публичного выступления — вполне естественно, бороться с такой «тревожностью» не нужно. Но бывает и недифференцированная тревога, когда появляются безотчетные, мучительные опасения невесть чего. В этом случае имеет смысл посоветоваться со специалистом.

В свою очередь, паническая атака — это внезапно возникающее (порой — без видимых на то причин) состояние, характеризующееся учащенным сердцебиением, нехваткой воздуха и усиливающейся тревогой. Причем состояние это нарастает как снежный ком, и вскоре человек уже испытывает настоящий ужас: ему кажется, что вот-вот случится какая-то катастрофа и он умрет. К счастью, длится такой приступ относительно недолго (20–40 минут), после чего столь же внезапно отступает. Люди в момент панической атаки часто вызывают скорую помощь или же ищут помощи у окружающих, нуждаются в присутствии кого-то рядом. Но надо понимать, что, несмотря на пугающие симптомы, от панических атак не умирают. Кстати, купировать состояние можно, как это иногда показывают в кино, подышав в пакет. Метод действительно работает — за счет повышения углекислоты в крови расширяются сосуды, нормализуется пульс, человек расслабляется.

В отличие от той же тревоги фобия — это выраженный и повторяющийся страх конкретной ситуации или явления, например открытых или, наоборот, ограниченных пространств, определенных животных, полетов на самолете и т. д. Поэтому, кстати, фобии могут переноситься проще, чем безотчетная тревога, — ведь, точно зная, чего именно я боюсь, я имею возможность избежать столкновения с предметом страха.

Впрочем, не стоит путать с фобическим страхом обычную неприязнь: если вам несимпатичны пауки, это еще не значит, что вы страдаете арахнофобией…

Фобий очень много, они разно­образны и могут иметь самые причудливые выражения. Так, например, в моей практике был случай, когда молодой человек, живущий в Петербурге, опасался… торнадо! При этом он отдавал себе отчет в том, что в Петербурге стать жертвой торнадо шансов, мягко говоря, немного. И тем не менее этот страх его не покидал, более того, из-за него он старался не выходить из дома.

Необходимо отметить, что попытки рационального убеждения или обращения к здравому смыслу в таких случаях помогают очень мало или не помогают вовсе. Если страх какого-то явления начинает влиять на уклад и качество жизни, если, скажем, вы сознательно тратите больше средств и времени на наземный транспорт, вырабатываете сложные маршруты, лишь бы не спускаться в подземку, — речь идет уже о фобии. Проще говоря, фобия — это страх, из-за которого человек начинает перестраивать и усложнять свою жизнь.

— Откуда берутся фобии и страхи? Ведь зачастую люди боятся того, с чем в жизни никогда не сталкивались.

— Однозначного ответа на этот вопрос нет. Вероятно, фобии — продукт нашего бессознательного. Подавленные желания, иррациональные опасения, детские страхи… Человек может понимать всю абсурдность своей фобии, но сила скрытых или вытесненных переживаний так велика, что он все равно не может справиться с собой простыми уговорами.

Что касается тревожности — она может и вовсе быть врожденным свойством, как цвет глаз. Люди, высокотревожные от рождения, с детства будут опасаться несчастий, бояться темноты, одиночества и так далее. Именно они, кстати, чаще других создают себе некие «ритуалы», которые служат для них своеобразным способом защиты от мнимых или настоящих бед. Иногда эти ритуалы становятся настолько сложными и вычурными, что человек нуждается в помощи, поскольку у него формируется так называемое обсессивно-компульсивное расстройство (состояние, в котором человек снова и снова повторяет одно и то же действие, что, как ему кажется, позволяет избежать несчастья).

Есть тревоги приобретенные, связанные с социальной ситуацией. Также тревога может нарастать в результате полученных психологических травм (в частности, физического, сексуального и эмоционального насилия). Кроме того, существует категория посттравматических стрессовых расстройств, когда в основе состояния лежит тревога, развившаяся у людей, вынужденно пребывающих в крайне неблагоприятных условиях (солдаты, заложники, беженцы и т. д.).

— Вообще, паника и фобия — это болезни?

— В медицинском справочнике «Международная классификация болезней» (МКБ‑10) есть рубрика, посвященная тревожным расстройствам, к которым относятся и фобии, и панические расстройства… Но все же это именно расстройства, а не тяжелые, неизлечимые заболевания…

— Можно ли побороть такие состояния самостоятельно?

— Тревожность как таковая останется, поскольку это свойство личности. Тем не менее можно «приручить» свою тревогу и научиться с ней более-менее комфортно существовать. Есть различные способы, в частности, медикаментозная терапия — транквилизаторы. Некоторые препараты назначают всем и каждому. Они и впрямь оказывают эффективное воздействие, однако в долгосрочной перспективе к ним формируется привыкание. Приходится повышать дозировку, и к тревожному расстройству человек в придачу получает тяжелую лекарственную зависимость, что гораздо хуже любой фобии. С моей точки зрения, лекарства могут иметь место в самом начале, когда нужно снять острое состояние, однако потом я бы рекомендовал сделать ставку на внутреннюю работу. Есть масса приемов, которые позволяют формировать навыки саморегуляции: упражнения, аутогенная тренировка, медитация, самовнушение… Построено это на принципе обратной связи: было замечено, что у тревожных людей в определенных ситуациях тревога становится меньше. Например, после бани… Этот «релакс» связан, в частности, с мышечным расслаблением. Оказалось, что, если научить человека самостоятельно, с помощью практик, добиваться мышечного расслабления, он постепенно получит и контроль над уровнем тревоги. Таким образом, все эти методы как раз основаны на приобретении навыков мышечного расслабления. Эффективность такой работы зависит от регулярности и настойчивости. Это как с физическими упражнениями: делаешь зарядку каждый день — получаешь хороший результат, делаешь нерегулярно, через пень-колоду — результат будет соответствующий.

— От фобий тоже можно освободиться?

— Конечно… Но, на самом деле, иногда фобии и страхи — это не так плохо. Потому что это определенного рода канализация врожденной тревоги, особенно если пугающей ситуации (встречи с редкой африканской мухой, например) несложно избежать. Да, вы не перестанете этого бояться, но тем самым тревожная энергия будет иметь отток, ведь симптом — это попытка организма справиться с проблемой, и если симптомы не слишком влияют на качество повседневной жизни — быть может, не стоит от них избавляться. Лучшее иногда и впрямь враг хорошего…

— Развитие фобий и страхов не грозит в перспективе потерей рассудка?

— Нет. Дело в том, что страхи и тревоги могут возникать как у невротиков, так и у людей с серьезными психическими заболеваниями. Причинно-следственной связи тут нет, если я склонен к тревоге, это не значит, что я рискую в перспективе сойти с ума именно от нее. Тем не менее тревога без контроля может усиливаться, все более сужая зону комфорта… Но чтобы сойти с ума, этого, к счастью, мало.

  • Беседовала Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: