В поисках русской идентичности

11 июня 2014 В поисках русской идентичности

На фоне кующейся в застенках телевизора холодной войны с Западом отечественные философы и психологи возобновили поиски алмазных россыпей в загадочной русской душе. Результатами этих изысканий эксперты поделились с петербуржцами в канун Дня России.

Сегодняшняя рефлексия на тему российской и русской идентичности имеет несколько важных, в контексте современной идеологии, предпосылок. Базовый тезис — Европа для нас больше не эталон. Почему?

Во‑первых, «старушка» занимает неоднозначную позицию по гендерным вопросам. Во‑вторых, на Западе, по мнению российских идеологов, цветут негативные последствия политики мультикультурализма. Правда, цветут они и в России, но без всякой политики. Сколько потеряет русская душа на фоне стремительной азиатизации населения, «проверенные» специалисты затрудняются сказать, зато они уверены, что все шансы убить отечественную идентичность имеют бородатые женщины. Особенно если воспринимать эту идентичность как нелюбовь «ко всему ихнему», мешающему идти по «особому пути».

Среди российских ученых есть люди, пытающиеся научно обосновать нынешний вектор идеологической политики, а также выявить эту самую идентичность россиян. Ставящие перед собой столь непростую задачу специалисты любят напоминать о том, что вопросами самоидентификации сегодня также озабочены немцы, англичане и прочие европейцы. Мол, не мы одни такие, и вместе не так страшно.

Например, старший научный сотрудник кафедры медицинской психологии и психофизиологии СПбГУ Иван Горбунов обратился в своих поисках к теории сложных систем. «Существуют колонии амеб, которые проявляют признаки самоорганизации, плотно заполняют территории и кормятся пассивно относительно друг друга, — поясняет эксперт. — Но когда возникает проблема, они начинают выделять вещества, образуя волновое движение уже общего тела, и оно начинает перемещаться. Так же и в нашем обществе — в пассивном состоянии оно уязвимо».

Исходя из этой удивительной аналогии, можно было бы сделать вывод, что, когда на отеческих просторах появится какая-либо угроза пассивному кормлению, национально идентичные амебы скооперируются и отразят внешнюю угрозу. Разумеется, менталитет условного россиянина и европейца разделяют глубинные особенности, считает эксперт. Например, соотношение между моральными принципами. Так, по мнению господина Горбунова, русская душа займет, скорее, компромиссное положение к «злому» человеку, тогда как западная посчитает своим долгом с ним бороться. Иными словами, русское общество центрируется на категориях добра, тогда как западное — на зле. «Именно поэтому мы считаем, что добро всегда победит без нашего прямого участия, тогда как там (на Западе. — Прим. ред.) уверены, что оно не победит никогда, если не вести атаку на зло», — делает вывод Иван Горбунов.

Отсюда, по мнению психолога, у «нашего человека» бытует априорно негативное отношение к чрезмерной активности и к государству, которое, в представлении обывателя, борется со злом.

Однако вместе с такой, казалось бы, антагонистической позицией русский характер любопытен своей ориентацией на первое лицо этого же государства и иллюзорностью общественного уклада. Этот уклад, по мнению ректора Восточно-Европейского института психоанализа Михаила Решетникова, в советские времена был реализован посредством партийных и комсомольских собраний. Которые, по сути, ничего не решали, поскольку все решения шли «сверху». В свою очередь, само государство никогда не было структурой сотрудничества, а напротив — силой разрешительной и подавляющей. Такой вот «любовный треугольник», в котором народу остается историческая гордыня, породившая мифы, востребованные уже несколько веков.

«С распадом Византийской империи у России была претензия на статус ведущего лидера в Европе, — полагает эксперт. — Но лидерство — это культура, научно-техническая база, военное могущество. Очевидно, что эти претензии не были реализованы, но возникли легенды — о душе, духе, характере. Примечательно, что после 1917 года все это было искусственно трансформировано в мифы о советском человеке. Любопытно, что все западные модели, которым мы следовали, всегда здесь трансформировались. Например, принесли демократию и трансформировали ее в демократизм».

Подобная «магия места», по мнению г‑на Решетникова, вполне объяснима: любые реформы возможны в обществе, где сформировался психологический базис, ибо любые модели могут действовать в рамках ментальности. Которая, судя по заявлениям экспертов, в российском обществе не меняется на протяжении последних пятисот лет.

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» спросил у петербуржцев, отличаются ли, по их мнению, россияне от европейцев, и если да, то чем?

 

Александр, 47 лет, предприниматель:

Это вопрос в связи с новой политической линией, да? Что, мол, Россия — не Европа? Глупости все это. Европейцы между собой тоже не одинаковые. Те же греки от англичан отличаются не меньше, чем русские от испанцев.

 

Георгий, 22 года, PR-специалист:

Отличаются от нас тем, что у них законы продуманы и соблюдаются, налоги выше, уровень жизни тоже. Но у нас страна больше, поэтому и уровень жизни ниже, деньги сосредоточены в мегаполисах, а у них страны все маленькие. Вообще, мы все очень разные.

 

Анастасия, 32 года, секретарь:

Европейцы — это странно звучит, мне легче рассуждать про конкретные нации. У нас в любом случае все разное будет. У нас и история разная, и экономика, и государственное устройство. Это все влияет на образ жизни. Наш народ более сумбурный и пускающий все на самотек, достаточно пассивный в плане жизни государства. А Европа более организованная и логичная.

 

Дарья, 21 год, специалист по закупкам:

Главное отличие — в менталитете и поствоенном прошлом. Привычка жить в дефиците сохранилась и передалась поколениям. Из-за этого дефицита появилось понятие «роскошь», а отсюда стремление визуально показать свой достаток. Это ключевое, на мой взгляд, отличие. А дальше нужно рассматривать не европейцев, а народы.

 

Елена, 68 лет, пенсионерка:

Первое, что приходит в голову, что у них уровень жизни выше, приличнее как-то все, что ли, в большинстве стран. Но не везде.

 

Екатерина, 26 лет, торговый представитель:

Привычки у европейцев другие, отношение к жизни, менталитет, в общем. Но и европеец европейцу рознь, здесь нужно говорить про конкретный народ. Россияне более несдержанные, более хмурые, менее довольные жизнью.

 

Илья, 30 лет, банкир:

Европейцы более продуманные во всех планах, более прагматичные, может. Но за счет этого им и живется лучше, чем нам. Хоть у нас и страна в 10 раз больше, чем вся Европа.

 

Серафим, 41 год, шеф-повар ресторана

Мне приходилось работать в некоторых городах Европы. Честно говоря, я на уровне личного общения большой разницы не почувствовал. А мифами всякими про русских и европейцев я кормиться не хочу.

  • Яна Плотникова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: