Бюрократия важнее доблести

Бюрократия важнее доблести Другие фото:
29 января 2014 Бюрократия важнее доблести

Петербург, где живет большая часть тех, кто пережил 900‑дневный кошмар, пытку голодом и холодом, многое делает для своих защитников. К примеру, в этом году губернатор Георгий Полтавченко предложил сделать 27 января выходным днем. Также к юбилею петербургского Дня Победы каждый житель блокадного Ленинграда получил 3000 рублей в подарок — деньги небольшие, но все же приятно. Вот только бюрократические препоны оказываются подчас сильнее нормального желания отблагодарить достойных людей.

Тех, кто некогда защищал осажденный город, разметало по городам и весям, а кто-то и вовсе оказался за границей. Кира Павловна Щурова, в самый тяжелый период блокады — с первого дня до ноября 1942 года — заканчивала ускоренными темпами Первый медицинский институт и работала в городской больнице № 31. Изо дня в день поднималась в 6 утра и пешком с 5-й линии Васильевского острова, где жила в коммунальной квартире с тетушками и дядей (родители Киры умерли, когда ей было 4 года, девочку воспитывала бабушка), шла в Первый мед. на Петроградскую сторону. А после занятий так же пешком — на Крестовский остров, где лечила больных ленинградцев. В свободное от учебы и работы время вместе со всеми, у кого еще оставались силы, дежурила на крышах, рыла окопы, то есть ничем не отличалась от тех, кто волею судьбы остался в блокадном городе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР Кира Павловна Щурова была награждена медалью «За оборону Ленинграда» 22 декабря 1942 года, однако получила ее почти через полвека, в 1991 году, так как месяцем раньше, в ноябре 42‑го года, по приказу НКВД она отбыла к новому месту службы.

В первую блокадную зиму Кира потеряла всех родных, да и сама выжила чудом благодаря сокурснику, который устроил ее в открытый при вузе стационар для профессорско-преподавательского состава. Такие стационары по распоряжению Сталина были открыты при всех институтах, так как преподаватели падали во время лекций от голода, а образованные кадры нужны были стране не меньше бомб и патронов. Кира провела в стационаре целые три недели, и это помогло ей выжить.

В последний день октября 1942 года их курс на полтора года раньше положенного получил дипломы. В ноябре в институт пришли представители НКВД и отобрали 7 человек, в том числе и Киру Щурову. Ей очень не хотелось покидать блокадный город, где оставались могилы близких. Ее организм уже привык к полуголодному состоянию, а работа в больнице приносила удовлетворение. Но в военное время с приказами не спорят. И Кира отправилась к новому месту службы — в ГУЛАГ, находившийся в городе Рыбинске. По Ладожскому озеру всех семерых переправили на Большую землю последним водным транспортом. Радовало то, что вместе с ней ехала ее подруга Наталья (умерла в 2012 г.).

Первым делом, попав на Большую землю из голодного города, девушки купили ведро картошки. И не было ничего вкуснее простой вареной картошки, которую они старались есть не спеша, сдерживая друг друга. От судьбы не уйдешь, в лагере, куда прибыли подруги, отбывали срок ленинградцы. По разным статьям: политическим, уголовным и даже за людоедство (по статье «бандитизм»). Здесь, в лазарете, Кира проработала до мая 1944 года. Когда освободили Молдавию, Киру направили начальником медсанчасти в Солонцы, где находилась детская трудовая воспитательная колония. Здесь она и познакомилась со своим будущим мужем Виталием Петровичем Ефановым, который работал в детском приемнике-распределителе в Кишиневе. Они поженились в 1945 году. Так судьба связала Киру с молдавской столицей.

До 1952 года работала начальником санчасти в приемнике-распределителе, позже, победив в конкурсе клинических ординаторов, устроилась работать в областную больницу. Там ее заметил профессор Коровин, заведующий кафедрой кишиневского мединститута, а узнав, что она окончила ленинградский Первый мединститут, взял ее работать на кафедру ассистенткой на полставки. Позже она преподавала студентам третьего курса пропедевтику внутренних болезней, проводила с ними практические занятия, занималась научной работой, продолжая трудиться в больнице. В мединституте Кира Павловна проработала 52 года, в 84 года она еще преподавала и проводила практические занятия с иностранными студентами. По ее методичкам до сих пор обучают будущих врачей.

В Ленинград Кира впервые после войны приехала через 40 лет: в 1982 году здесь состоялась встреча выпускников, которую организовал их сокурсник. Почти половины курса уже не было. Кира Павловна нашла дом на 5‑й линии, квартиру, где она жила в блокаду, ее впустили новые жильцы, даже тумбочка тех лет сохранилась. Она снова прошла путь, по которому ходила на занятия и на работу, нашла тот магазин на углу Малого и 3‑й линии, где получала хлеб по карточкам.

А теперь собственно о том, почему в канун ленинградского Дня Победы мы рассказали эту историю. У Киры Павловны трое детей: сын живет в Кишиневе, а две дочери, окончившие Политехнический институт, живут здесь, в Петербурге. Они бы рады забрать состарившихся и нуждающихся в уходе родителей к себе, но так как после распада советской страны родители и брат превратились в иностранцев, то могут находиться в Петербурге, который некогда защищала Кира Щурова, только 90 дней. Потом им приходится выезжать обратно в Кишинев, а какое-то время спустя вновь приезжать к дочерям. Прописать к себе родителей дочери не могут: по российским законам сначала старые люди должны получить вид на жительство, пройти соответствующую процедуру получения гражданства и только после трех или более лет, возможно, их и зарегистрируют в Петербурге.

В декабре Кире Павловне исполнилось 93 года, а 5 лет назад с ней приключилась просто удивительная история: когда она пребывала здесь, в Петербурге, ее увезли на скорой в городскую больницу с диагнозом некроз поджелудочной железы. Состояние было тяжелое, требовалась срочная операция. Надо отдать должное нашим медикам, они сделали своей коллеге все бесплатно: сложную операцию, переливание лимфы, лечение. Но пока одни лечили Киру Павловну, другие блюли букву закона. Дело в том, что вышло время пребывания родителей в России и им нужно было возвращаться в Молдавию. Дочери умоляли чиновников из Федеральной миграционной службы продлить визу, предъявили справку из больницы, но молодая чиновница заявила: «Не положено, берите капельницу в руки и перевозите как хотите…».

Конечно, законы соблюдать надо. Но знала ли Кира тогда, в 1941‑м году, находясь в блокадном Ленинграде под постоянным обстрелом, умирая от голода и холода, что через много лет она станет иностранкой в городе, который защищала, что доступ к могилам родных для нее будет ограничен?..

Вот и в этом году на просьбу выдать матери юбилейный знак, а Кира Павловна сейчас находится в Петербурге и хотела бы принять участие в торжествах, к коим она имеет непосредственное отношение, дочерей послали в Молдавию…

  • Аля Петрова, Лилиана Глазова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: