Трудное искусство задавать вопросы

13 ноября 2013 Трудное искусство задавать вопросы

В середине ноября в России отмечают свой неофициальный профессиональный праздник обладатели одной из самых сложных специальностей — социологи. И, несмотря на то что социологические опросы по самым разным поводам стали уже нормой жизни, до сих пор суть этой профессии многим непонятна.

Доказать это довольно легко. «Когда вспоминаю социологию в институте — оказывается, она была одним из самых интересных предметов», — пишет в отзывах на одном из форумов интернета выпускник вуза. А другой тут же отзывается фразой «у нас тоже была социология в универе: даже не помню, о чем это…».

Увы, но в большинстве случаев социолог в обыденном российском сознании выглядит в виде девушки или молодого человека, которые «пристают» ко всем на улице (или по телефону) с разными вопросами.

Трудная судьба

Социология, как известно, изучает то, что происходит в обществе, поэтому в России у нее сложная судьба. Ведь мнение большинства не всегда бывает верным и к тому же подчас идет вразрез с политикой правящей партии.

Неудивительно, что при советской власти она недалеко ушла от кибернетики, поскольку мнение общества «верхи» интересовало мало. Например, в 1969 году Юрий Левада, основатель Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), был лишен профессорского звания «за идеологические ошибки в лекциях», а в 2003-м его сняли и с поста директора ВЦИОМа. После чего он и основал собственный социологический проект «Левада-Центр».

И хотя направление во всем мире признано наукой, которая может не только оценивать, но и на перспективу прогнозировать многие социально-общественные явления, в нынешней России ее в основном используют в прикладных целях. Наука ведь стоит дорого, и на нее все время не хватает денег… Именно этим и объясняется наличие малого числа вакансий для «чистых» социологов, в то время как маркетологов требуется на порядок больше.

— Социология как наука в России до сих пор находится на вторых ролях, — отмечает заведующий лабораторией сравнительных социальных исследований ВШЭ Эдуард Понарин. — Для многих студентов маркетинг гораздо более привлекателен и понятен, а у все же получивших эту специальность выбор мест работы невелик: чаще всего им приходится заниматься либо прикладной социологией, либо использовать полученные знания в других профессиях.

Где они работают

Пробуем искать вакансию социолога на одном из популярных «работных» сайтов. Получаем результат — 15 свободных рабочих мест. По всей стране. В Петербурге — ни одного…

Правда, речь идет исключительно о вакансиях, в которых обязательно упоминаются слова «социология» и «социолог». Если изменить фразу в параметрах поиска хотя бы на «социологическая работа», число вакансий сразу же увеличивается, как минимум, в 7 раз.

И тут выясняется, что специалисты, получившие высшее профильное образование, могут трудиться не только в качестве «чистых» социологов, но и в качестве маркетологов, аналитиков и менеджеров по персоналу. И даже «тайных покупателей»… То есть практически по любой профессии, которая предполагает изучение и оценку поведения какой-либо части общества. А значит, работать социологи могут как в аналитических социологических центрах и консалтинговых компаниях, так и в государственных и муниципальных органах власти, в сфере связей с общественностью и рекламе. А еще — в кадровых службах, маркетинговых отделах предприятий, в СМИ и издательском бизнесе. И много где еще, включая такие доходные временные проекты, как разнокалиберные избирательные кампании… С учетом самых разных областей применения социологических знаний и навыков резко расширяется и область их применения. В Петербурге, к примеру, одних только маркетологов требуется в настоящее время более сотни.

Сколько им платят? Это зависит от опыта и обязанностей. Обычный набор требований включает опыт работы по профилю от года, высшее образование, навыки проведения кабинетных (иногда и полевых) опросов. В свою очередь, в обязанности, как правило, включают исследование поведения потребителей товаров или услуг, изучение рыночной конъюнктуры, а подчас даже разработку части маркетинговой стратегии организации или предприятия.

Однако платят не так уж много. Если это «чистый» социолог (например во ВЦИОМ), то около 50 тыс. рублей: с учетом того, что вакансия в Москве, это мало — в столице машинист метро зарабатывает от 65 тыс. рублей. В Петербурге даже с учетом возможности трудиться в качестве маркетолога, кадровика или аналитика придется стартовать от суммы в 30 тыс. Если речь идет, конечно, о рядовой должности, а не о руководящей: даже у начальника отдела уровень оплаты труда начинается от 45 тыс. рублей.

«Работу в настоящей, научной социологии в Петербурге найти трудно: мне известно всего 5 организаций, в которых возможно устроиться в качестве социолога-исследователя, — констатирует старший научный сотрудник лаборатории интернет-исследований петербургского отделения ВШЭ, кандидат социологических наук Петр Мейлахс. — Что касается зарплаты, то она очень зависима от участия в реализуемых в организации проектах и может значительно колебаться».

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» попытался выяснить, обращают ли петербуржцы внимание на публикуемые в СМИ результаты социологических опросов и насколько они им доверяют.


Станислав, 26 лет, менеджер по закупкам

Я не очень доверяю подобным вещам, все-таки опросы редко делают масштабно и качественно. Но внимание на них всегда обращаю. Иногда бывает очень интересно.

 

Татьяна, 23 года, балетмейстер

Я всегда их читаю, если встречаю, они цепляют глаз. Иногда вижу что-то интересное, но не могу сказать, что всему написанному на 100% верю. Здравый скептицизм.

 

Полина, 31 год, финансовый аналитик

Не совсем, потому что большинство опросов проходит только в крупных мегаполисах, что на большей части территории страны — неизвестно.

 

Жанна, 54 года, репетитор

Я доверяю, наверное. Все-таки это статистика обычно, и если нам дают цифры, подсознательно мы расположены им доверять.

 

Дарья, 40 лет, бухгалтер

Никогда не обращаю на них внимания.

 

Николай, 26 лет, аспирант

Не всегда читаю, только если тема затронута для меня интересная. И если я точно знаю, что источник этих опросов надежный. Обычно это СМИ, которым я доверяю.

 

Олег, 37 лет, налоговый инспектор

Да там врут постоянно. Подбивают данные как выгодно или сами придумывают.

 

Светлана, 21 год, студентка

Да, мне это интересно, но я часто скептично настроена по поводу их достоверности.

 

Дарья, 25 лет, товаровед

Меня особо не волнуют соцопросы, но иногда интересует статистика, когда затронуты мои интересы, например.

 

Анастасия, 42 года, системный администратор

Нет, такая информация никогда у меня в голове не задерживается.

 

Ксения, 40 лет, гинеколог

Для меня это больше как развлечение.

 

Григорий, 70 лет, пенсионер

Я читаю опросы, доверять полностью ничему нельзя, поэтому я всегда пытаюсь полагаться на собственные наблюдения и размышления.

 

Александра, 30 лет, геофизик

Исследованиям ВЦИОМ я как-то перестала доверять, а вот «Левада-Центр», кажется, честнее.

  • Сергей Занин

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: