Петр I зря старался

3 сентября 2013 Петр I зря старался

 

5 сентября 1698 года, 315 лет назад, Петр I установил налог на бороду, чтобы привить своим подданным европейскую моду. И у него получилось, но спустя три столетия бороды на лицах россиян по-прежнему присутствуют. Более того, бородачей становится все больше, в том числе и у нас, в Петербурге. «НП» предлагают свою классификацию современных петербургских бородачей: модные, профессиональные, политические, религиозные и пожилые.


В августе 1698 года после своего прибытия из-за границы 26-летний Петр Алексеевич, присутствуя в боярском собрании, велел принести ножницы, а затем собственноручно отстриг бороды у нескольких ошарашенных бояр. И это было только начало…
В течение месяца молодой царь проделал подобную процедуру несколько раз. Бояре пребывали в шоке, а некоторые из них, лишившись своего волосяного достоинства, даже покончили с собой. Возмущенные разговоры о «святынях», которые опорочены, не прекращались. Чтобы слегка приглушить этот ропот, 5 сентября 1698 года Пётр I установил налог на бороды. Для контроля ввели и специальный металлический жетон – бородовой знак, представлявший своего рода квитанцию об уплате денег за ношение бороды.
В1705 году издали указ, согласно которому все мужское население страны, за исключением священников, монахов и крестьян, обязали брить бороды и усы.
Устанавливалось четыре разряда пошлины: с царедворцев, городовых дворян, чиновников по 600 рублей в год (огромные по тому времени деньги); с купцов – по 100 рублей в год; с посадских людей – по 60 рублей в год; со слуг, ямщиков и всяких чинов московских жителей – по 30 рублей ежегодно. Крестьяне пошлиной не облагались, но каждый раз при въезде в город взималось по 1 копейке «с бороды». Пошлину отменили лишь в 1772 году.
С того времени много воды утекло. Попытки Петра I притянуть бородатую Россию к европейским ценностям удались лишь отчасти, к тому же сам царь за годы своего правления заметно усилил крепостное право, тем самым еще дальше отодвинув страну от Европы. Зато европейская мода стала определяющей, и на нее абсолютное большинство россиян ориентируется до сих пор.
В нынешнем Петербурге, где антибородные правила времен Петра I действовали особенно строго, бородачей становится все больше – сказываются, и в этом есть некоторый парадокс, веяния западной моды.
Модные бородачи – это первая категория. Они выделяются из общей массы, в первую очередь, благодаря внешности – публика давно не видела такого количества модно одетых молодых людей с окладистой бородой.
Может быть, эта мода в скором времени и сойдет на нет, но пока бородатые хипстеры - яркий и, как правило, симпатичный  атрибут городской повседневности. Где их можно увидеть в концентрированном виде? Во многих местах и наверняка в питейном заведении, которое носит название «Бородабар».
Конечно, к модным бородачам стоит отнести и тех, кто просто руководствуется эстетическими соображениями, украшая свое лицо волосяным убранством. Но таких не без оснований можно причислить к следующей категории.
Итак, категория №2 – профессиональные бородачи. Речь не идет о профессии носить бороду, за это у нас денег не платят. Имеются в виду люди, профессиональная принадлежность которых создает благоприятные условия для ношения бороды. Например, молодые юристы часто отпускают аккуратную бородку для того, чтобы казаться старше и солидней. Многие писатели и художники с удовольствием носят бороду, подчеркивая тем самым творческий характер трудовой деятельности. Бородатые журналисты тоже встречаются довольно часто, как и бородатые историки. Среди ученых мода на бороды немного поутихла, а ведь раньше они не были к ним равнодушны (Вернадский, Павлов, Курчатов).
Следующая категория – политические бородачи. Сюда относятся прежде всего представители радикальных политических течений и группировок, левых и правых. Последних у нас в городе больше, поэтому бородатые националисты и всякого рода национал-патриоты встречаются чаще марксистов, троцкистов и прочих. Тем более активные сталинисты, которые вроде как должны принадлежать к левому крылу, в последнее время все чаще примыкают к националистам. Среди байкеров, исповедующих схожие взгляды, тоже полно бородачей.
Самая традиционная категория бородатых граждан – служители церкви. Здесь мало что меняется с годами, хотя некоторые модные тенденции заметить можно – среди священников, а многие из них, как мы знаем, неравнодушны к мирским радостям, стало больше носителей аккуратных небольших бородок.
И наконец, последняя категория – старые бородачи, пожилые дедушки. Бородатые старцы время от времени встречаются на улицах Петербурга, и многие из них смотрятся очень колоритно. Есть и обычные дедушки, с обычной без претензий на моду бородой. Некоторые носят ее просто потому, что старую кожу неудобно брить, а некоторые стремятся подчеркнуть образ, соответствовать которому просто вошло в привычку. Как говорил покойный литератор Виктор Топоров (тоже бородач), когда тебе за семьдесят, собственную внешность легче воспринимать через бородатость.
Кстати, небритость и бородатость становятся все более популярными во всем западном мире, куда Петр I c таким усердием пытался затянуть Россию. Недаром крупнейший производитель бритвенных принадлежностей фирма «Gillette» терпит последние годы колоссальные убытки и делает упор на женскую линию, так как регулярное бритье ног не теряет своей актуальности.

 

  • Игорь Борисов

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: