Радикалы петербургского разлива

23 июля 2013 Радикалы петербургского разлива

Протестное движение в Петербурге с недавних пор представляет собой довольно аморфное явление, разношерстное и децентрализованное. Основная часть горожан предпочитает не высовываться и наблюдать за акциями протеста со стороны. Как правило, наибольшую активность проявляют организации и движения, многие из которых склонны, по мнению контролирующих органов, к экстремистским взглядам. Кто эти радикалы?

Чтобы понять, кого же в нашем городе уполномоченные службы могут считать экстремистом, необходимо заглянуть в Федеральный закон №114‑ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», принятый Государственной Думой 11 лет назад. Документ содержит целый ряд основных понятий, определяющих, что такое «экстремистская деятельность». Согласно закону, это деятельность общественных и религиозных объединений, либо граждан или средств массовой информации по планированию, организации, подготовке и совершению действий, преследующих определенные цели. Этим целям посвящен целый перечень. Среди них на первом месте стоит насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, затем идут подрыв безопасности РФ, захват или присвоение властных полномочий, создание незаконных вооруженных формирований, а также осуществление террористической деятельности.
Подпадает под понятие экстремистской деятельности также возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, унижение национального достоинства, а также осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма. Именно последние формулировки, вероятно, и пытаются примерить правоохранители на ряд общественных организаций Петербурга как на крайне левом, так и на крайне правом флангах городской политики.
Берег левый
Среди левых радикалов в Петербурге в первую очередь следует выделить представителей анархических движений. Во‑первых, это сторонники «Автономного действия». Активисты этого движения на своем центральном сайте без обиняков заявляют: «Мы — леворадикальная организация, в качестве центрального пункта своей борьбы провозглашающая полное уничтожение государства и всех его институтов». Сокращенное название организации — АД. Чаще всего «адские» действия сводятся к банальному хулиганству и вандализму. Речь, конечно же, не идет о взрывах или разрушениях, все, на что способны представители «Автономного действия», — это ночью разрисовать черной краской, скажем, некий американизированный ресторан быстрого питания или здание какого-либо органа государственной власти.
Следующими идут некие «хаоты», в своем названии подразумевающие, как следует из названия, хаотичность собственного движения.
Среди радикалов левого толка стоит назвать еще и так называемых «антифа», ведущих борьбу с фашистами. Методы этой борьбы нередко вызывают ассоциации с теми, против кого «антифа» выступают.
Можно было бы вспомнить о Движении сопротивления имени Петра Алексеева (ДСПА), которому приписывают ряд нестандартных акций, таких как, скажем, установка на пороге петербургского Законодательного собрания отрубленной свиной головы в период председательства в парламенте Вадима Тюльпанова. Однако это движение в начале текущего года объявило о прекращении своей деятельности и самороспуске.
Берег правый
Аналогичными акциями отмечен и праворадикальный край. На прошлой неделе к пяти с половиной годам лишения свободы был приговорен житель Петербурга Владимир Смирнов, который в ноябре прошлого года совместно со своим подельником Игорем Есботаевым подбросил свиную голову с муляжом бомбы к воротам мечети. В тот момент там как раз проходила коллективная молитва прихожан. Суд согласился со следствием, которое инкриминировало подозреваемым «совершение действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам отношения к религии».
Что касается запрещенных правых организаций, то на сегодняшний день по решениям судов прекращена деятельность Национал-большевистской партии (НБП), организации «Славянский союз» (СС) и Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Однако активисты этих структур продолжают свою активную политическую деятельность: первые почти в полном составе «перетекли» в незарегистрированную партию «Другая Россия», вторые — в «Славянскую силу», а третьи составили костяк движения «Национальные демократы».
В начале текущего месяца в нашем городе состоялась учредительная конференция движения «Русские», которое на федеральном уровне возглавляет Александр Белов, ранее являвшийся лидером упоминавшегося нами запрещенного ДПНИ.
Часть активистов перечисленных организаций приняли недавно участие в разгоне демонстрации, которую пытались провести на Марсовом поле представители ЛГБТ-сообщества. Кстати, на поприще весьма радикальной борьбы с геями выделяется еще одна патриотическая организация — «Народный собор», лидером которой считается Анатолий Артюх, являющийся также помощником депутата петербургского ЗакСа Виталия Милонова. Последний, как известно, также славится своей борьбой со сторонниками нетрадиционной любви, правда, исключительно на законодательном поприще.

 

МНЕНИЯ

Корреспондент «НП» спросил у горожан, что может их заставить принять участие в акции протеста.


Анатолий, 29 лет, су-шеф
Да практически ничего, не считаю, что это рационально и пользу какую-то может принести.


Юрий, 27 лет, специалист по защите информации
Я бы вышел на митинг, если бы меня кто-то лично попросил, ну или если бы заплатили, например.


Юлия, 30 лет, врач-терапевт
Я никогда не участвовала в протестах, даже не знаю почему, не была уверена, что это может дать какой-то результат.


Иван, 22 года, студент
А мы с моей девушкой участвовали недавно в протесте по поводу Навального. Не кричали ничего, просто стояли, но атмосферу прочувствовали и проблему тоже.


Татьяна, 28 лет, страховой агент
Любая несправедливость, связанная с какими-то людьми или человеком, подвигла бы меня принять участие в протесте.


Мария, 34 года, бортпроводница
В акции протеста могу поучаствовать, причин для этого уже и так достаточно. Только вот организация подобных мероприятий вызывает вопросы.


Георгий, 36 лет, инженер-аналитик
В мирной акции протеста меня ничто не заставило бы принять участие. Пока это бессмысленно. Информационная война эффективнее.


Юлия, 22 года, студентка
У меня, если честно, нет внутренних порывов высказывать публично свое несогласие, не знаю, хорошо ли это или плохо, но так я чувствую.


Людмила, 55 лет, флорист
Ну, только если бы это был митинг, посвященный ужесточению правил въезда мигрантов из Узбекистана и Таджикистана в Россию.


Леонид, 41 год, маляр
Я боюсь за свою сохранность, поэтому меня всегда смущали такие акции.


Галина, 20 лет, студентка
Я принимала участие в подобных акциях. Меня в корне не устраивает то, что творится у нас в стране, хоть раньше и не многим лучше было. Готова хоть сейчас выйти на площадь!


Алла, 35 лет, мерчандайзер
Предпочитаю смотреть на такие действа со стороны, не всегда такие массовые выступления вдумчивы и обоснованны. Это больше напоминает эффект бездумной толпы, которая, как ребенок, требует чего-то, и сама не знает чего.

  • Дмитрий Кузьмин

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: