Способ оставаться людьми

2 июля 2013 Способ оставаться людьми

Мама «особого» ребенка Ольга Григорьева рассказала корреспонденту «НП» о проекте «Передышка» некоммерческой организации «Партнерство каждому ребенку». Проект оказывает помощь родителям детей с инвалидностью, и его услуги выглядят для нашей страны как-то непривычно… «Передышка» помогла также Ольге Григорьевой съездить в Норвегию и ознакомиться там с опытом помощи детям-инвалидам. Ольга поделилась впечатлениями с «НП».

— История наша такова, — рассказывает Ольга Григорьева. — Мы живем вдвоем с 15-летним сыном Димой, у нас нет родственников, как и во многих семьях, папа от нас ушел. У Димы очень сложный диагноз, кроме того, он чрезвычайно подвижный, гипервозбудимый ребенок, что требует от меня постоянного напряженного внимания. Пять лет назад я узнала о программе «Передышка» организации «Партнерство каждому ребенку»… Позвонила и прямо сказала, что нуждаюсь в помощи. На следующий день пришла психолог, посмотрела на активного Димку, на обесточенную меня и пообещала в ближайшее время подобрать нам няню, которая сможет хотя бы вывести Димку во двор на качели. Смысл проекта заложен в названии — «Передышка». Речь, конечно, не может идти об отдыхе в полном смысле этого слова, но он хотя бы позволяет матери «особого» ребенка перевести дух. Патронаж «Передышки» вывел нас из кризиса, я смогла стать более полезной своему ребенку…
Впервые за 7 лет поехала в Челябинск, где похоронены моя дочь, мама, отец и брат. Уехала сразу на 5 дней, чтобы восстановиться, укрепить веру в себя. Я так благодарна этому проекту — не передать словами! Это та структура, которой я могу доверить Диму, не боясь, что ему станет хуже.
— «Передышка» принимает ребенка на его территории?
— В нашем случае — да, поскольку гипервозбудимым детям с патологиями мозга лучше оставаться в привычной среде, которая не будоражит их. Но вообще это рассматривается исходя из индивидуальной ситуации и диагноза ребенка.
— Оставлять ребенка можно на любой срок?
— Количество часов ограничено 15 сутками в год. Потому, например, мое время распределено от и до, я живу очень регламентированно, у меня заранее расписаны графики поездок.
— На время вашего отсутствия с ребенком остается соцработник?
— Нет, в случае с «Передышкой» это не соцработник или психолог, а профессиональный принимающий родитель. Прежде чем начать работу с детьми, принимающие родители проходят серьезный курс подготовки, который ведут крупнейшие российские специалисты. Таким образом, на выходе это, по сути, профессиональная няня (которая, чаще всего, сама является матерью), в равной мере способная дать ребенку и психологическую разгрузку, и надлежащий уход. Но прежде всего они дают малышу тепло, опеку, заботу, то есть становятся «замещающей» мамой на время отсутствия настоящей. Для меня, например, наша няня — член семьи, я бесконечно ей благодарна!
— Ольга, только что вы вернулись из Норвегии, где посетили норвежские социальные центры поддержки детей со множественными нарушениями здоровья. Какие впечатления остались от поездки?
— Да, в Норвегию меня как участницу благотворительного проекта помощи «Передышка», реализуемого некоммерческой организацией «Парт­нерство каждому ребенку», пригласили наши друзья, специалисты НОУ ДОВ «Центр развития семейных форм устройства детей» из Мурманска. Первым делом мы отправились с ознакомительной поездкой в социальный центр по работе с инвалидами коммуны Сёр-Варангер.
Социальный центр разбит на подотделы, один из которых оборудован для детей с ограниченными возможностями. Там единовременно находится 5–6 детей разного возраста, каждого из которых сопровождает сразу два ассистента! Это уже шок, поскольку нашим санитаркам зачастую приходится разрываться между десятью подопечными. Можно представить, насколько повышается качество услуги за счет такого внимания к ребенку!
Мало того что у каждого подопечного центра есть свой дневник, в который ассистенты беспрестанно записывают буквально все, что сказал, сделал или съел ребенок, они также постоянно находятся с ним в контакте, играют, занимаются, разговаривают или просто держат за руку.
Впрочем, норвежская система позаботилась не только о детях, но и о персонале: в отличие от наших несчастных ассистентов, ассистенты норвежских центров не надрывают спину, беспрестанно «вручную» перемещая подопечного из коляски в помывочную, и так далее. Для этого приспособлены специальные подъемники, которые в разы облегчают любые перемещения пациента!
Я уж не говорю о технических средствах и десятках мелочей вроде скользящих простыней и особых индивидуальных подкладочек из гелеобразного материала, позволяющих малышу, лежащему в кровати, избегать проблем с позвоночником… Невероятная роскошь для отечественного родителя, который на протяжении года не может получить выписанные ему ортопедические ботинки…
Иными словами, родителям там не нужно биться за права ребенка… Они могут оставить его на день или даже на неделю и не тревожиться о том, что ему станет хуже. И ведь ассистенты — не волонтеры, это оплачиваемые коммуной кадровые специалисты… Неуди­вительно, что дети там постоянно пребывают в какой-то улыбке.
— Насколько в Норвегии инвалиды интегрированы в общественную жизнь?
— В рамках практики мы курировали и подопечных отделения для взрослых, для которых предусмотрено отдельное проживание. Понимаете, в Норвегии инвалидов искусственно не отделяют от остальных членов сообщества — их дома расположены по соседству с обычными семьями, а не вынесены за пределы города в огороженное гетто.
И детей, и взрослых ассистенты регулярно вывозят во всевозможные кофейни, и вот что интересно  — остальные посетители позитивно реагируют на таких гостей заведения, улыбаются, приветствуют, машут им рукой. И это при том, что, в сравнении с россиянами, норвежцы очень самодостаточны и даже закрыты. В Норвегии социализации уделяется огромное внимание — люди с ограниченными возможностями живут там той же, даже в чем-то более полноценной, жизнью — им ничто не мешает, при этом ассистентами делается все, чтобы обеспечить им надлежащий комфорт. Именно в Норвегии я впервые увидела, что старость может быть красивой, а болезнь не всегда означает беспросветное страдание даже для человека с тяжелой инвалидностью…
— Вашему сыну сейчас 15 лет, стало быть, вы уже давно наблюдаете отечественную социальную систему изнутри. Есть ли позитивные сдвиги у нас?
— Улучшения есть, но давайте будем реалистами — дозревать до норвежского уровня наша система будет еще довольно долго. Сейчас, правда, создается много общественных организаций, которые оказывают адресную помощь детям, к тому же люди перестают дичиться детей-инвалидов, проявляют позитивный интерес и понимание. Постепенно происходит их интеграция в здоровый коллектив благодаря всевозможным праздникам и красочным мероприятиям, которые все чаще проводят НКО Петербурга.
Внимание к детям есть, более того, многие права этой категории лиц уже закреплены законодательно. Еще один положительный момент — сегодня питерские социальные организации, центры помощи и фонды активно работают друг с другом и с госслужбами, так что если у одной структуры недостает ресурсов или полномочий для оказания надлежащей помощи ребенку, они тут же перенаправляют его в дружественные организации.

  • Беседовала Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: