Экстремальные удовольствия петербургских школьников

22 мая 2012 Экстремальные удовольствия петербургских школьников

Осенью Комитет по образованию опросил свыше 62 000 учащихся городских школ на предмет немедицинского употребления наркотических, психотропных и других токсических веществ. Оказалось, среди школьников старше 13 лет почти 9% хотя бы раз пробовали нечто подобное. При этом чаще всего приобрести наркотики детям предлагают вовсе не в интернете, а на территории родной школы…

Социально-психологическое анкетирование учащихся образовательных учреждений и учреждений начального и среднего профессионального образования города проходило в октябре-ноябре 2011 года. Для сбора информации была составлена анкета, направленная на выявление так называемых групп риска, а заодно ситуаций и факторов, способных подтолкнуть ребенка к наркопотреблению.
«Анкета разрабатывалась про­фес­со­рско-преподавательским составом Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования, была обсуждена на Кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И. И. Мечникова, а также согласована с сотрудниками городской наркологической больницы и прокуратуры. В анкету вошли вопросы, связанные с физическим и психологическим благополучием детей, с ситуацией в их семье, с самооценкой ребенка в учебной деятельности, с его досугом и т.д», — говорит специалист отдела воспитательной работы и дополнительного образования Комитета по образованию правительства Санкт-Петербурга Марианна Горина.
Впрочем, среди родителей оказались и те, кто этот «блин» счел хоть и полезным, но все-таки комом. «Мы считаем все произошедшее — просто формальностью. На наш взгляд, анкета была сделана небрежно. Во‑первых, в преамбуле не было указано, что сам ребенок может отказаться от анкетирования. Во‑вторых, возникают нарекания к формулировкам вопросов и «анонимности» ответов. Анкета была выложена и реализована с помощью Google Docs — это открытые документы, которые поддерживает иностранная компания. В лицензионном пользовательском соглашении указано, что все данные, представленные в этом режиме, принадлежат компании и могут использоваться как угодно, в том числе распространяться третьим лицам без какого-либо уведомления. А по косвенной информации в ответах вполне можно вычислить, кто из детей эту анкету заполнял. И наконец, предложенная анкета была открыта, то есть по факту любой человек мог зайти и ответить на все вопросы, так что не факт, что все 62 000 отвечавших — реальные петербургские учащиеся в возрасте от 13 лет», — негодует — сопредседатель РОО «Санкт-Петербургский городской родительский комитет» Михаил Богданов. Еще одним поводом для дискуссии стало то, что одни и те же вопросы задаются учащимся и 6‑х, и 11‑х классов, тогда как факторы риска, по мнению представителей общественных организаций, в каждом классе могут быть свои.
Чиновники и педагоги, к обличающему монологу спикера отнеслись равнодушно и продолжили отчитываться по полученным цифрам.
Повторим: всего в исследовании приняло участие свыше 62 000 учеников 6‑х —  11‑х классов (47% от общего числа учащихся данного возраста в школах города) и более 13 700 подростков, обучающихся в учреждениях начального и среднего профессионального образования (44,3% от всех учащихся системы). Таким образом, на вопросы анкеты ответили чуть меньше половины потенциальных респондентов.
Прежде всего, тестирование позволило выявить основные группы риска среди молодежи, с которыми затем предполагается проводить профилактическую работу. Их оказалось 4: учащиеся с низким интересом к школьным занятиям, ощущающие себя неуспешными в учебе; учащиеся, испытывающие негативные эмоциональные состояния; дети с проблемами в социальном взаимодействии с товарищами, педагогами и т. д.; наконец, подростки, в принципе сомневающиеся в необходимости следовать социальным и жизненным нормам.
В том, что они уже имеют опыт употребления наркотиков, признались почти 9% опрошенных школьников и без малого 13% учащихся учреждений начального и среднего проф-образования. Иерархия мотивов вполне предсказуема для подросткового возраста: большинство жаждет удовольствий и необычных ощущений (30,7%), кто-то таким образом избавляется от негатива (26,6%), а кто-то просто верит, что в жизни надо попробовать все, а остановиться можно в любой момент (21,3%).
Любопытно, что за советом и поддержкой подростки охотно пойдут к врачу, медсестре или спортивному тренеру. А вот семья в тройку «доверенных лиц» не входит, хотя 40% детей уверены: в случае чего родители непременно попытаются им помочь или хотя бы разобраться в причинах. Впрочем, на 40% «понимающих» мам и пап приходится порядка 30% тех, кто, по мнению детей, устроит скандал, обратится к врачу, в полицию или вовсе махнет рукой на интерес чада к наркотикам. Такая статистика тревожит специалистов, ведь именно в семье они видят мощнейший потенциал противостояния детской наркомании.
По данным исследований, в последние годы экстремальность поведения детей выросла во всем мире. В этой связи основной задачей чиновников, педагогов и родителей становится поиск альтернативного «конструктивного русла» для реализации потребностей юных экстремалов. Главное, чтобы результаты анкетирования не осели на уровне цифр и выводов, над которыми все сперва покачали головами, а потом попросту забыли. Ведь, согласно опросу питерских подростков, их жизненные приоритеты ушли совсем от ориентиров, которым следовали их родители. На первом месте для нынешних школьников — семья и дети, на втором — любовь, третью и четвертую позицию делят материальное благополучие и верные друзья, пятую строку занимает интересная работа, а шестую, увы, неприоритетную, — собственное здоровье. Выходит, дети хотят того же, чего желают им родители. Последним, в свою очередь, остается лишь научиться слушать собственное чадо и вовремя занять его чем-то увлекательным, дабы ребенок, по неопытности, не свернул с правильного пути.

  • Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: