Науке нравятся гранты с приставкой «мега»

24 сентября 2014 Науке нравятся гранты с приставкой «мега»

В конце прошлой недели закончила свою работу конференция «Наука будущего». Организаторы уверены, что в России научное мероприятие такого масштаба проводилось впервые. Было объединено порядка восьмисот участников, из них сто шестнадцать — победители так называемого «конкурса мегагрантов», организованного по постановлению правительства РФ № 220. За время реализации этой программы (старт пришелся на 2010 год) из федерального бюджета выделили около двадцати миллиардов рублей, и они пошли на создание лабораторий, которые как раз и возглавили ученые, победившие в конкурсе.

В Петербурге собрался весь цвет науки, как фундаментальной, так и прикладной. В организации мероприятия участвовали сразу три петербургских университета — Политехнический университет, СПбГУ, ИТМО. Особый плюс, который отметили все участники конференции, заключался в том, что здесь могли собраться аспиранты, студенты. Это рассматривается как толчок, способный помочь не только лабораториям, но и непосредственно молодым людям.

Каждый год такую конференцию проводить слишком сложно, просто в силу ее масштаба, поэтому следующая планируется только в 2016 году.

Результаты

Конечно, в самих мегагрантах ничего принципиально нового нет — еще Петр Великий приглашал в страну выдающихся ученых того времени — Бернулли, Эйлера и других. Поэтому главное в таком деле — результаты. А они есть.

Сергей Салихов, директор департамента науки и технологий Минобразования, поведал про девушку из Кубани, которая нуждалась в пересадке трахеи. Фактически она не могла говорить, использовала аппарат искусственного дыхания. «Программа мегагрантов дала возможность ей вернуться к нормальной жизни. Она теперь может говорить. Это один из самых ярких результатов программы, но далеко не единственный», — констатирует Салихов.

Еще один пример касается работы профессора Искандера Ахатова в башкирском университете. Правда, эта работа не получила государственной поддержки, но не потому, что разработки плохи, а как раз наоборот — новые технологии позволили ученым сотрудничать напрямую с бизнесом. Речь идет о нефтяной промышленности. Проекты внедряются в жизнь. Более того, участники программы приняли решение остаться в РФ. Интересно, что претенденты на мегагранты часто берутся за глобальные проблемы. Так, например, сейчас разрабатываются новые методы извлечения нефти.

Юрий Гунько, работающий в сфере нанотехнологий, признается: «Мы сейчас пытаемся разработать сенсорный продукт, который позволит очень быстро анализировать качество лекарственных препаратов, что очень актуально. Большинство лекарств, находящихся на сегодняшнем рынке, произведены не в России, а завезены бог знает откуда. Более того, большая проблема — дженерики. Их делают в Индии, Китае, Сингапуре и проч. Необходимо контролировать их качество. Важен их экспресс-контроль. Россия, как вы знаете, находится на одном их первых мест в мире по потреблению лекарств на душу населения».

Перспективы

Сергей Салихов рассказал, что состоялось обсуждение будущего программы мегагрантов с председателем попечительского совета Российского научного фонда Андреем Фурсенко: «Прошли секции. Уже сейчас в федеральном бюджете заложены средства для финансирования третьей и четвертой волны мегагрантов. Будет выдвинута инициатива о продлении программы и формировании бюджета на новые конкурсы.

Ученые говорят, что необходимо больше внимания уделять молодым. Самое главное, что у нас есть, — это молодежь, у которой прекрасное образование и горят глаза. Если собрать всех людей, которые вовлечены в этот проект, то более половины из них — ребята в возрасте до 35 лет. Это важный показатель. Также есть для них гранты в рамках госзадания, научных фондов. Эти средства поддержки доступны».

Успехи и проблемы

Профессор Тринити-колледжа Юрий Гунько обратил внимание на проблемы отрасли. Для ученого зачастую важны не деньги, а условия работы — хорошее оборудование, лаборатория, инфраструктурная поддержка, и с этим, по признанию Юрия Гунько, к счастью, сейчас все обстоит намного лучше. По его словам, ИТМО дает очень хорошую финансовую, административную, организационную поддержку: многочисленное оборудование, которое было куплено для лаборатории Гунько, приобретено не на средства мегагранта, а закуплено на дополнительные средства, которые институт обеспечил. При этом оборудование очень дорогое. Для сравнения: сложный спектрометр стоит около двухсот тысяч евро и так далее. Юрий Гунько признается: «Если бы использовали деньги мегагранта на такие покупки — уже давно все их растратили. К счастью, нам помогают. Мы надеемся, что это продолжится в будущем».

Лаборатории, созданные на средства мегагрантов, носят преимущественно прикладной характер, что подчеркнули участники конференции. Более того, прикладные лаборатории, по словам ученого, уже состоялись в этом качестве, и результаты их деятельности имеют реальное практическое применение.

Разрушитель мифа

Что касается внешнеполитических реалий, то вопрос санкций возник и на конференции. Появилась информация о том, что европейские санкции якобы повлияли на отношение к русским ученым за рубежом и возникли чуть ли не непреодолимые сложности в публикации научных работ. Ричард Хьюз, представлявший на конференции издательскую команду Nature Publishing Group, миф разрушил: «Действительно, от нескольких людей на прошлой неделе распространился слух о том, что многие иностранные издания бойкотируют статьи русских ученых, но я хочу сказать, что позиция Nature Publishing Group проста и ясна. Мы основываемся на качестве проведенной работы, новизне, оригинальности, а происхождение ученого, его принадлежность к какому-либо учебному заведению для нас не имеет абсолютно никакого значения».

Оценки

Последний день конференции обязывал к некому подведению промежуточных итогов программы мегагрантов. Ученые единодушно одобрили ее и уверены в том, что следует продолжать. По мнению Юрия Гунько, это «возможно, самая успешная российская инициатива в области науки, которую предприняли за последнее время». «Здесь нет ничего левого, объективная система — выбирается лучшее. Самое главное — это люди. Мегагранты позволяют воспитать ученых, которые и будут делать науку в ближайшем будущем. Нужно тщательно подумать над продолжением, чтобы деньги не были потрачены впустую: открыли 160 лабораторий, откроем, допустим, еще столько же, а потом ученые соберутся, уедут, а все созданное останется без ученых, денег — без всего. Этот момент надо обязательно продумать. И удержать ученых. Проект должен стать долгосрочной перспективой. Россия может серьезно выиграть по его итогам», — уверен Юрий Гунько.

Директор научно-исследовательского комплекса «Нанобиотехнологии» Санкт-Петербургского государственного политехнического университета убежден: «160 лабораторий — очень хорошо, но в этой великой стране их должно быть побольше». Юрий Гунько напомнил о престиже науки, который сегодня подорван, и о том, базисная проблема не решена: «Необходимо повысить престиж науки. Вспоминаю советские времена — профессор был если не бог, то царь, по крайней мере. Степень кандидата наук была очень почетной. Не только в форме зарплаты. А сейчас — большой вопрос, кто такой профессор, кто такой кандидат наук. Престиж науки значительно упал. Почему быть менеджером «Газпрома» очень почетно, а ученым нет? Должно быть наоборот. Нужно возвращать уважение к профессии».

Станислав Смирнов, профессор Женевского университета, добавил: есть похожие программы в других странах — Китае, Корее. Там, по его мнению, условия несколько лучше: бюрократические сложности упразднены. Но, несмотря на предложение китайских и корейских университетов, Смирнов развивает науку в России: «Если правильно подойти к организации образования, науки — с российской научной средой все будет хорошо. Лаборатории уже оказали заметное влияние на науку и образование. 160 лабораторий, может, и немного в масштабах такой страны, но это вместе — как крупный университет. Продолжать программу следует в том же формате». Он также выражает надежду на то, что правительство определенные вещи, прежде всего бюрократического характера, подправит.

Отрадно, что главным продуктом программы мегагрантов единогласно называют молодых ученых. Фундаментальная лаборатория Смирнова, например, воспитывает новое поколение математиков. Это важно и для образования, и для науки, а на математике, по словам ученого, держится все инженерное образование, естественнонаучное. «Если мы хотим, чтобы у нас были хорошие генетики или судостроители, значит, у нас в вузах должны преподавать хорошие математики. А у нас последние двадцать пять лет об этом не очень думали. Сейчас только начинаем», — настаивает Станислав Смирнов.

  • Николай Кузнецов

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: