С кем дружат дружины

18 марта 2015 С кем дружат дружины

В Петербурге растет число добровольных народных дружин. Официальные лица рапортуют об их эффективности. Уже ведутся переговоры с ректорами вузов по поводу привлечения к добровольческой деятельности студентов. Корреспондент «НП» выяснил, каких убеждений придерживаются петербургские дружинники и существуют ли аналоги российских дружин в других странах.

Официальная статистика выглядит красиво: за прошлый год при содействии дружинников в Петербурге удалось раскрыть 115 преступлений и задержать 5,5 тысяч человек, совершавших административные правонарушения. В этом году активные добровольцы уже успели поучаствовать в задержании 224 административных нарушителей и помогли раскрыть 12 преступлений. В основном речь идет о распитии алкогольных напитков на детских площадках и громкое выяснение отношений на улицах. Но активисты уверены: одним своим видом они помогают предотвращать и более опасные ситуации. Правда, документальных подтверждений этого таланта они не представили.

Согласно отчету врио начальника участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД региона Григория Захарова, в Петербурге сейчас работают 28 добровольных дружин и три дружины из числа казачьих обществ. Всего официальных дружинников в городе 977. Самые активные районы — Красногвардейский и Калининский. Здесь насчитывается по четыре дружины (в остальных районах — от одной до трех). Скоро дружин станет еще больше: 10 организаций находятся в процессе оформления.

Примкнуть к ним не сложно — нужно быть старше 18 лет, не иметь судимости, наркотической и алкогольной зависимостей и не находиться на учете по состоянию психического здоровья.

Формально полномочий у добровольцев немного: они могут действовать только совместно с полицией, увидев нарушение порядка, должны представиться и попросить гражданина прекратить незаконную деятельность. Рисковать собой дружинники не имеют права, но на всякий случай каждый из них застрахован на 400 тысяч рублей.

В корысти их не упрекнешь: зарплаты им не полагается, предусмотрена только премия лучшим из лучших (1,2 млн рублей на 60 особо отличившихся человек). Всего в городском бюджете на 2015 год заложено 6,1 млн рублей на поддержание дружин — на ремонт помещений, покупку мебели, техники, канцтоваров и на вышеупомянутые премии.

Официального портрета среднестатистического петербургского дружинника не существует, но сами добровольцы уверяют, что в основном за порядком в городе вызываются следить молодые работающие люди в возрасте до 30 лет. Корреспондент «НП» решил присмотреться к ним повнимательнее.

Дружинника Александра Тягунова пригласили за один стол с высокими чинами на пресс-конференции, посвященной добровольцам. Молодой человек рассказал, как и почему он решил охранять порядок. По словам Александра, в дружинники он решил записаться на следующий день после своего 18‑летия, поскольку имеет «активную жизненную позицию» и испытывает «огромную любовь к юриспруденции». Теперь Александр вместе со своими соратниками сотрудничает с основными подразделениями полиции, борется с несправедливостью, а иногда даже помогает искать пропавших людей. Он рассказывает, как дружинники срывают аморальные объявления о «VIP-отдыхе» (к 9 Мая собираются полностью очистить от них Дорогу жизни) и «ведут беседы» с мелкими нарушителями. Алгоритм действий прост: «Если человек громко машет руками на улице, я к нему подойду, представлюсь и объясню, что он не прав», — по-простому объясняет Александр. Дружинник уверяет, что за шесть лет работы у него не было ни одной конфликтной ситуации, которая в конце концов не разрешилась бы мирно. Он уверен: участие в работе дружин — лучшая альтернатива активности в соцсетях.

Корреспондент «НП» решил проверить, придерживается ли своих убеждений дружинник на практике, и с удивлением обнаружил, что Александр довольно активен «ВКонтакте» — следит за количеством лайков и комментариев на своей странице и время от времени публикует довольно интересные картинки — например, логотип «Стоп Хач», устрашающую фотографию с подписью: «Игра началась, хачи… (далее нецензурно)», портрет Дмитрия Медведева с пририсованными «гитлеровскими» усиками, изображение человека с пистолетом и подписью: «Т — толерантность» и так далее. Доверия к дружиннику Александру такая галерея не прибавляет.

А вот страница уже отнюдь не рядового добровольца — инициатора создания одной из городских дружин, депутата МС МО Вадима Пулеметова. И снова вместо манифеста — фотография человека с пистолетом и комментарий: «Когда в стране все плохо и вокруг говорят, что пора валить, либерал спрашивает: “Куда?”, а патриот: “Кого?”».

К счастью, оружие в руки дружинникам не дают. И все же «веселые картинки» на их страницах «ВКонтакте», открытых для всеобщего обозрения, наводят на совсем невеселые мысли.

Стоит отметить, что, помимо официальных добровольческих организаций, в городе есть и неофициальные. В соц­сетях можно найти множество районных объединений, члены которых так или иначе следят за порядком по месту жительства, сообщают друг другу о всевозможных нарушениях и пытаются им воспрепятствовать.

Есть и довольно крупная организация с четко выраженной идеологической направленностью — «Народная Дружина» (Санкт-Петербург). Ее девиз: «Против бандерлогов и бандерложества». «Группа объединяет людей из Санкт-Петербурга, которые готовы как в онлайн-пространстве, так и вне его, строго в рамках закона, активно противодействовать распространению идей «необандеровщины»», — пишут администраторы группы. Несмотря на оговорку про законность, невольно вспоминаются движение «Антимайдан» и агрессивные призывы его членов к уничтожению инакомыслия и инакомыслящих.

При ближайшем рассмотрении «дружинная» инициатива оказывается не такой уж безобидной. С одной стороны, помощь полиции со стороны населения бывает весьма полезной. С другой стороны, есть риск, что народные дружинники начнут проявлять слишком много инициативы. Как с этой проблемой справляются в других странах и есть ли где-то, помимо России, дружины?

Перечислить все страны, в которых существуют подобные организации, не представляется возможным — они везде называются по-разному, различаются полномочиями и спецификой своей работы. Наиболее развиты аналоги дружин в США, но после трагедии 2012 года, когда дружинник застрелил подростка, к добровольцам в Америке стали относиться более осторожно, их полномочия постоянно обсуждаются и пересматриваются. Тем не менее, в стране действует национальная волонтерская программа Neighborhood Watch, направленная на развитие контактов между населением и полицией.

В Норвегии волонтеры организации Natteravnene в костюмах со светоотражателями патрулируют улицы ночью на выходных, чтобы предотвращать и останавливать беспорядки.

Аналоги дружин существуют и в других развитых странах. Есть даже довольно крупная международная сеть под названием Guarding Angels. Ее отделения работают в США, Великобритании, Японии, Израиле, Канаде, Южной Африке, Новой Зеландии, Австралии, Италии, Мексике и на Филиппинах. «Ангелы» не вооружены, но ходят в специальных красных пиджаках и беретах или белых футболках с логотипом. Они не могут применять насилие, должны действовать в рамках закона и в пределах разумного, чтобы предотвращать преступления на улицах. Участники организаций проходят специальные тренинги — учатся оказывать первую помощь, разрешать конфликтные ситуации. Для того чтобы стать «ангелом», нужно быть взрослым, не иметь проблем с законом и не придерживаться националистских или расистских взглядов. Жаль, что последнее условие, судя по всему, не распространяется на петербургских дружинников.

Патрули ходят по улицам многих стран — с разными целями и с разным успехом. Любят контролировать города дружинники из числа мусульман — они следят за соблюдением законов, светских и религиозных, и наказывают тех, кто эти законы нарушает. Недавно «шариатская полиция» появилась на улицах некоторых городов Германии — Вупперталя и Бонна. Дружинники следили, чтобы их единоверцы, которых в Германии немало, не пили, не играли в азартные игры и не потребляли наркотики, а также за тем, чтобы девушки носили хиджабы. Подобная деятельность пришлась не по душе многим коренным жителям Вупперталя, которые ответили дружинникам митингом с участием разнообразных организаций, в том числе ультраправого толка. Шариатские дружинники уже давно курсируют и по Лондону — им удалось даже установить границы так называемых «шариатских зон», где запрещены все «греховные» удовольствия.

Как показывает практика, дружинная борьба за мораль и порядок порой приводит к нежелательным последствиям. В свете новой российской моды на «традиционные ценности», православие и патриотизм, возникают опасения, что и в Петербурге дружины могут превратиться в идеологизированные и довольно агрессивные патрули. Впрочем, пока официальные лица рапортуют, что ни одной жалобы на агрессию со стороны петербургских добровольцев не поступало.

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» спросил у петербуржцев, считают ли они, что в городе для поддержания порядка нужны добровольные дружины и дружинники?

 

Кристина, 47 лет, секретарь:

Я думаю, такие дружины не помешали бы, своего рода поддержание коллективного духа, сплочение и так далее, но вот только кто туда пойдет?..

 

Виктор, 32 года, технический директор:

Может быть, было бы и хорошо, если бы они были в каждом городе и взаимодействовали с правоохранительными органами, но только народ нынче пошел «моя хата с краю».

 

Лилия, 20 лет, официантка:

А зачем они вообще? Для порядка у нас правоохранительные органы есть, прошли времена вече.

 

Ольга, 29 лет, домохозяйка:

Нужны. По крайней мере, проблемы с беспорядками на детских площадках, хамством, пьяными соседями, мусором решались бы коллективно, а не каждый сам за себя.

 

Алексей, 40 лет, банковский служащий:

Ну и кто в эти дружины пойдет? У кого сейчас самоотдачу такую найдешь, все заняты своими проблемами. Да и государство такую инициативу не поддерживает.

 

Дарья, 67 лет, пенсионерка:

Нужны. Раньше же были такие, и женщины дежурили, и мужчины, и государство поддерживало их, льготы предоставлялись различные.

 

Михаил, 45 лет, инженер-конструктор:

Нет, а полиция на что? У них своя работа, у меня — своя. Я лично не пошел бы добровольно дружинником.

 

Елена, 56 лет, кондитер:

Может быть, мне было бы и спокойнее, если бы были народные дружины в городе, но я не очень представляю, кто просто так пойдет в них, организуется и после своей основной работы согласится работать на благо общества.

 

Александр, 26 лет, музыкант:

Нет, не нужны. Это ничего не изменит, для порядка другие органы есть.

 

Кирилл, 38 лет, автомеханик:

Дружины — это хорошо, но как бы это в самосуд не превращалось. Все равно все такие общественные объединения должны регулироваться и поддерживаться государством, а оно не слишком в этом заинтересовано, как мы видим.

 

Александр, 36 лет, машинист электропоезда:

Не знаю, может, и нужны. Только боюсь, что туда пойдут люди не совсем адекватные.

  • Нина Фрейман

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: