На сколько ты «настрадал»?

25 января 2011 На сколько ты «настрадал»?

Компенсация морального вреда — одна из спорных, дискуссионных тем в отечественном праве. И споры здесь развернулись не вокруг самого термина. С ним вроде бы все понятно: согласно статье 151 Гражданского кодекса РФ под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания человека. А вот как эти страдания правильно оценить?..

Несмотря на то что рассматривать требования о возмещении «наплаканного» и «наболевшего» уже давно не в новинку нашим судам, практика по таким делам весьма противоречива и, на первый взгляд, ассоциируется с азартными играми. Неудивительно, что рядовому гражданину, даже хорошо образованному, зачастую не вполне понятно, что именно суд в каждом конкретном случае компенсирует и почему — в таком размере.
Так, например, не вполне понятны критерии, по которым оценивается моральный вред, причиненный, скажем, незаконным осуждением. Некий гражданин Н., незаконно заключенный под стражу в течение двух лет, смог взыскать с государства в лице Минфина лишь 126 000 руб­лей компенсации морального вреда. Вряд ли найдется во всей стране хотя бы один человек, который согласится провести два года в тюрьме за такие деньги.
Что же касается сумм, присуждаемых в связи с потерей близких родственников, тут и вовсе до смешного доходит. Так, например, мать и брат человека, убитого поездом, смогли взыскать с ОАО «РЖД» лишь 40 000 рублей компенсации морального вреда.
Все это выглядит еще более нелепо, если сопоставить такую судебную практику с астрономическими суммами, присуждаемыми «сильным мира сего» по, казалось бы, значительно менее веским поводам.
Так, заявление о сопричастности Юрия Лужкова к бизнесу Елены Батуриной стоило сопредседателю «Правого дела» Леониду Гозману 50 000 рублей, а «страдания», перенесенные экс-мэром Москвы в связи с заявлениями В. В. Жириновского, судебные органы оценили в 500 000 рублей.
В чем же причина такого разного отношения судов к человеческим несчастьям? Неужели — банальная коррупция?..
Представляется, что на этот раз корень противоречивой практики лежит несколько глубже. А именно — в области матушки-теории.
Законов, дающих претерпевшим право требовать денег за свои страдания, — очень много. Это и Гражданский кодекс (ст.151, 1099 — 1101), и ТК РФ (ст.237), и Кодекс об административных правонарушениях (ст.4.7), и УПК РФ (ст.136), и другие нормативные акты.
А вот методики расчета компенсаций морального вреда в законе отсутствуют.
В соответствии со ст.151 ГК РФ, суд должен учесть и степень вины нарушителя, и степень физических и нравственных страданий, и другие важные обстоятельства.
В случае если вред причинен источником повышенной опасности (к которым, в частности, относятся поезда и автомобили), незаконным осуждением или распространением порочащих сведений, ответственность наступает вне зависимости от вины причинителя (ст. 1100 ГК РФ).
Кроме того, немаловажным критерием (также прямо указанным в ст. 151 ГК РФ) выступают индивидуальные особенности лица, которому причинен вред.
И вот здесь наступает самое интересное. Ведь к индивидуальным особенностям относится все что угодно: пол, возраст, моральный облик потерпевшего. А также… имущественное положение.
А поскольку компенсацию принято воспринимать этакой «вкусной конфетой», которая должна сгладить неприятные впечатления и эмоции (боль, грусть и пр.), официально существует и широко поддерживается в определенных кругах точка зрения, согласно которой для богатого человека такая «конфета» должна стоить дороже.
Иными словами, если малоимущий порадуется и покупке новой рубашки, то улыбку олигарха вызовет, как минимум, покупка новой дорогой машины.
Такой подход, в частности, поддерживается известным юристом г-ном Усковым, мировым судьей из г. Улан-Удэ, Республика Бурятия. Так, по мнению г-на Ускова, «…чем выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскиваться» (Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? //Российская юстиция. — №12, — декабрь 2000).
Согласно другой точке зрения (которая, к счастью, существует), взыскание различных денежных сумм за одинаковые страдания противоречит принципам разумности и справедливости. Приверженцами этого мнения выступают юристы А. Эрдлевский, Э. Гаврилов.
Как представляется, именно отсутствие четко выраженной официальной позиции на этот счет — причина отсутствия единообразия в практике судов при рассмотрении дел о компенсации морального вреда.
Но и это еще не все.
Ведь, прежде чем говорить о тяжести перенесенных страданий, потерпевшему нужно еще доказать, что они, в принципе, как говорится, имели место быть. То есть если с вами произошло что-то плохое, это еще не значит, что вам при этом было нехорошо. Такую позицию выразил Верховный суд РФ в Постановлении №10 от 20.12.1994 г.
На практике суды часто предлагают истцам «доказать» причиненный моральный вред.
Часто, но не всегда, ведь ничто не мешает суду признать факт страданий очевидным.
То есть, подводя итоги, можно сделать вывод: все, что связано с компенсацией морального вреда, сегодня отдано «на отповедь суда», а если и есть общие для всех критерии — они размыты и оценочны. Поэтому и результаты рассмотрения таких дел многим кажутся попросту произвольными.
Иными словами, обращаясь за компенсацией в отечественный суд, понадеемся «на русский авось». Может быть, и повезет на этот раз. Везет же некоторым и в рулетке.

  • Алексей Писанко, генеральный директор юридической фирмы «Альбус»

Читать также


Покупай, но… проверяй! 1 декабря 2010 Покупай, но… проверяй!

Очень часто покупателям недвижимости на вторичном рынке предлагают приобрести квартиры и комнаты, указав в договоре не действительную стоимость жилья, а заниженную — инвентаризационную (или на риэлторском жаргоне — «пибовскую»). Как показывает практика, подобного рода предложения чреваты большими неприятностями.

Подробнее »
1 декабря 2010 Юридическая помощь №47

На вопросы наших читателей отвечают юристы.

Подробнее »

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: