«Все ублюдки — пошли вон!»

23 марта 2011 «Все ублюдки — пошли вон!»

В середине марта Петербург посетил известный политик, экс-министр иностранных дел Великобритании лорд Дэвид Оуэн.

Господина Оуэна, врача по образованию, всегда интересовала связь недугов политических деятелей и принятых ими решений, которые, в конечном счете, влияли на ход мировой истории. Итогом многолетних наблюдений стала книга «История болезни: недуги мировых лидеров последнего столетия», в которой господин Оуэн с точки зрения профессионального врача проанализировал политическую карьеру видных политических деятелей XX столетия.
Своими размышлениями по поводу российской политической системы, а также прошлого и настоящего России сэр Дэвид (так принято называть лорда Оуэна в Великобритании), поделился с корреспондентом «НП».

— Господин Оуэн, на ваш взгляд, какую стадию развития сегодня проходит российская политическая система и близка ли она к определению демократии в западном понимании?
— Знаете, самое лучшее определение демократии, которое придумали в Великобритании, звучит примерно так: «Все ублюдки — пошли вон!» (смеется). Меня самого два раза «выкидывали»: сначала с поста министра здравоохранения, а потом с должности министра иностранных дел (смеется). Естественно, выкидывали не в прямом смысле слова, просто заканчивался мой срок, и я уходил. Вот эта система очень хорошо действует, это лучший способ восстановить доверие людей. На мой взгляд, Россия сегодня стоит на пороге нескольких важных стадий. Во-первых, это развитие законодательной системы. Ведь законы необходимо не только писать, но и исполнять. Итак, если россияне поймут, что нормативные акты не только декларируются, но еще соблюдаются всеми без исключения, тогда демократия может выйти на следующий уровень развития. А именно — к вам должна вернуться многопартийная система. Думаю, что рано или поздно это произойдет, ведь после ельциновских и гайдаровских времен восстановление вертикали власти невозможно. Россия уже перешла на рыночную экономику, и эта система, я уверен, будет развиваться.
— Не считаете ли вы, что россияне с подозрением относятся к понятию «демократия»?
— Идею демократии скомпрометировал Борис Ельцин своим поведением. Когда он, пьяный в стельку, пытался дирижировать оркестром в Берлине, многие серьезно призадумались. Не удивительно, что люди начали воспринимать демократию как хаос и анархию. Поэтому они приветствовали более жесткую путинскую власть.
— Вы знакомы с кем-либо из современных российских политиков или парламентариев питерского ЗакСа?
— Мне сложно рассуждать о современной политике, поскольку я занимаюсь бизнесом и связан с некоторыми российскими предпринимателями. Все-таки бизнес и политика — разные вещи. Поэтому современных политиков я не знаю, но мои друзья знакомы и с Путиным, и с Медведевым.
— Петербург — Петроград считается «колыбелью» революции, здесь сохранилось множество символов советской эпохи. На вас как на противника коммунизма это не производит шокирующего впечатления?
— Знаете, у вас прекрасный город, но я действительно ненавижу коммунизм, так как не разделяю коммунистических убеждений. Я социал-демократ и всегда был противником СССР и сторонником «холодной» вой­ны. Но вот вчера мы ездили по Петербургу, и я был счастлив увидеть крейсер «Аврора». Да-да, я считаю, что свою историю забывать нельзя. Иначе она повторится. Поэтому я не разделяю убеждений, что нужно убрать Мавзолей с Красной площади. Если он там поставлен, то пусть стоит и будет напоминать людям об ошибках прошлого.
— В вашей книге приводится такое понятие, как синдром «гибрис» (вид гордыни в смысле надменности, тщеславия, самодовольства и самовозвеличивания. — Прим. ред.). Кто, на ваш взгляд, из российских политиков 20-го и 21-го века подвержен этому синдрому?
— Кроме понятия «гибрис» существуют и другие болезни, которым подвержены многие политики. Например, Никита Хрущев страдал депрессией. Если у человека депрессия, то я не могу его квалифицировать как гибристического персонажа. Но если мы оторвем его личность от его расстройства, то, пожалуй, Хрущев – наиболее яркий пример человека, страдающего синдромом гибриса.
— Кто из российских политиков за вашу политическую карьеру вам запомнился больше всего?
— В 1977 году я приехал в СССР в качестве министра иностранных дел и встречался с Громыко. В то время я был один из самых юных министров в мире, а он — один из самых старых. Потом я посещал вашу страну неоднократно, но в основном не для встреч, а для того, чтобы присутствовать на похоронах. Сначала хоронили Андропова, затем — Черненко. В декабре 1984 года я познакомился с Михаилом Горбачевым. Знаю, что этот политик не очень популярен в России, но его чтут на Западе как первого лидера, который повернул страну в демократическое русло. Я понимаю, что его роль очень неоднозначна, но все же Горбачев один из российских лидеров, который заслуживает уважения. Кроме того, я уважаю Бориса Ельцина. Конечно, у него были жуткие проблемы со здоровьем, он много пил, ему следовало раньше уйти с поста президента. Но такие уж эти люди — они присасываются к власти и не могут оторваться от нее. Это был сильный человек, если учесть, что он жил через боль. Именно Ельцин остановил кровопролитие во время путча. Если бы не он, то Россия сдвинулась бы обратно к временам коммунизма. Кроме того, именно Ельцин остановил бомбардировки в Косово. Очевидно, что Борис Ельцин оставил значительный след в истории России, этот политик просто еще не оценен по достоинству.

 

Биографическая справка
Экс-министр иностранных дел Великобритании Дэвид Оуэн родился в 1938 году в Плимуте. Окончил Sidney Sussex College в Кембридже и в 1962 году стал доктором медицины. Работал ординатором в больнице Святого Фомы. С 1974-го по 1976 год занимал пост заместителя министра здравоохранения, а с 1977-го по 1979 год — министра иностранных дел Великобритании. В конце 70-х Дэвид Оуэн считался самым молодым министром иностранных дел Британии, создал социал-демократическую партию. Все годы своей политической карьеры являлся членом британского парламента. В 1992 году королева Великобритании даровала ему титул лорда. В 90-х годах стал сопредседателем Международной конференции по бывшей Югославии, участвовал в качестве представителя Европейского союза в разрешении конфликта в Боснии. В настоящее время лорд Оуэн — независимый член Палаты лордов и почетный ректор Университета Ливерпуля. Кроме того, он возглавляет британский концерн «Миддлсекс Холдингс», является членом совета директоров ряда крупных промышленных корпораций. Автор девяти книг по проблемам внешней политики, обороны и медицины.

  • Беседовала Алла Серова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: