Слово от «ленивого» человека

26 октября 2011 Слово от «ленивого» человека

Театральный режиссер, телеведущий, ироничный и невероятно харизматичный писатель Андрей Максимов побывал в Петербурге. Корреспондент «Новостей Петербурга» задала ему несколько вопросов.


— Вы часто наезжаете в наш город. Что привело вас сюда сегодня?
— В первую очередь я показал новую книгу, которую назвал «Прочистите ваши уши. Многослов‑3: первая философская книга для подростков». Мне бы очень хотелось, чтобы сочинение стало удобным для прочтения подростками вместе с родителями и чтобы у них в результате появлялись общие темы для обсуждения. И помочь поразмышлять над всем тем важным, что есть в жизни. Потому что, к сожалению, наша школа этим не занимается. «Образование» человека — это ведь не вбивание в его голову некоторого количества знаний или даже не знаний, а просто информации. Но, как мне кажется, «образования» в полном смысле слова не происходит. Родители тоже занимаются этим крайне редко — по многим причинам. Мужчины, например, осознают, что у них есть обязанность накормить, напоить, одеть ребенка, проверить дневник. Но то, что с ним можно и нужно говорить не только о школе, — для многих становится открытием.
— И вы знаете ответы на все юношеские вопросы?
— Одна из моих многочисленных профессий — театральный режиссер, а режиссер — это человек, в лексиконе которого нет ответа «не знаю». Если тебя спрашивает о чем-то актер, ты должен ему ответить. Он спрашивает: мир не очень хороший? А кто его создал? Взрослые? Тогда почему их надо уважать? То есть, если родители не обижают, не пристают с разными «правильностями» — их уважать легко, а если отец бьет сына, нужно ли уважать и его тоже?
На такие вопросы с ходу не ответишь…
— Андрей Маркович, вы пишете с иронией. Это врожденное качество?
— Все зависит от родителей. У меня, например, очень ироничный сын, и он всегда таким был. У него есть блестящие шутки, хотя эта его склонность распространяется и на меня, и на маму, и он может весьма ловко пройтись по нам. Он видит, что я редко серьезно разговариваю и, видимо, как любой ребенок, хочет быть «как папа».
— Вы задумываетесь о коммерческом успехе книги, приступая к новой работе?
— Есть две вещи, к которым я не стремлюсь никогда: догнать на дороге водителя, который обогнал меня, и получить какую-нибудь премию. Поэтому, честно сказать, меня этот вопрос никогда особенно не интересовал, потому что если начну писать книжку и тут же стану думать о ее востребованности на рынке — ничего не получится.
— Знаю, что у вас были плодотворные отношения с театром, но в последнее время вы говорили, что несколько охладели к сцене…
— В свое время я поставил приличное количество спектаклей как по своим пьесам, так и по произведениям других авторов. Но меня ужасно ругали критики. Мне и сейчас кажется, что отношения до такой степени негативного я не заслуживал. С другой стороны, театр, рассказывающий про людей и который я люблю, — он сегодня исчезает, уступая место другому, который рассказывает о том, какой талантливый режиссер поставил конкретный спектакль. То есть, тот, условно говоря, берет героев Чехова, переносит их в наше время, делает их воспитанниками детского сада — как оригинально все придумал! Вот только судьбы трех сестер при этом зрителя не слишком занимают…
Я учился на режиссера в Бельгии — там французская школа режиссуры и там говорили мне, что режиссер — это человек, который максимально раскрывает суть пьесы через актеров, в то время как самого его, в общем-то, за всем этим не видно. Из-за критиков и по этой причине я начал отказываться от театральных предложений, а потом они просто перестали ко мне поступать. Однако затем Светлана Врагова, художественный руководитель театра «Модернъ», вновь пригласила меня. И я согласился.
— А спектакли по вашим пьесам в постановках других режиссеров где-то идут?
— Идут много где. Например, через интернет выясняю, что некий русско­язычный театр в одном из городов Латвии ставит мою пьесу…
— Испытываете гордость?
— Сначала испытывал не гордость, а досадовал: Бог с ними, с деньгами, но ведь даже ничего не говорят! Я бы хоть приехал, посмотрел, может, посоветовал…
А сейчас думаю — пусть ставят, все-таки это хорошо.
— Современная «докудрама» может составить альтернативу «классическим» постановкам?
— Может быть, это прозвучит резко, но я лично думаю, что Театр.doc, театр Практика — уничтожают театр, саму его суть. Не может быть театра без человека… Недаром на так называемую документальную драму многие режиссеры начинают раздражаться. Но так как ею занимаются в основном люди пробивные, у многих складывается впечатление, что больше никто ничего и не делает. Им кажется, что все пишут пьесы, где есть мат, всякие грубости, насилие, наркотики…
Но добрые пьесы тоже есть.
— Вам хватает времени смотреть кино, читать книги?
— Я открыт для любых проектов и впечатлений, так что проблема сходить в кино или прочесть книгу — не проблема времени, а проблема желания. Кстати сказать, кино я не очень люблю как жанр. Последнее мое киношное потрясение — «Анна Каренина» Сергея Соловьева. Как колумнист, я даже написал, что если этот фильм не имеет государственной рекламы — это позор! Очень хочу посмотреть «Елену» Николая Звягинцева…
— А книги?
— С литературой все гораздо проще… За последние годы меня впечатлил роман «Бикини» Януша Вишневского. В этой истории поразило, насколько она просто написана, и увлек сюжет, а не философские сентенции, что вообще бывает со мной крайне редко. Еще произвела впечатление книга «Черный лебедь» — философская вещь о том, что мы не можем ничего предвидеть… Ну и, пожалуй, книга из серии «Жизнь замечательных людей», посвященная Моисею.
— У вас много направлений работы, и при этом вы считаете, что лень — признак умного человека… Как такое возможно?
— Я вот ленивый. Ведь что такое лень? Это нежелание делать то, что тебе не хочется. В разговоре со взрослыми я иногда говорю: почему 99% населения не ленится заниматься сексом? Потому что нравится. А вот посуду мыть не нравится, потому начинают лениться. То, что мне неинтересно, я стараюсь не делать.
— Ваши творческие работы предлагают задуматься над словами, над их значением… Какие слова сейчас важнее всего для вас?
— Самое важное — чтобы в жизни была основа, на которой строится все. Для меня это дом и работа, крепость должна быть и там, и там. Если это есть, если ты уверен в том, что ты делаешь, и в тех, кто рядом с тобой, — тогда «семья» и «работа» действительно становятся самыми главными словами в жизни.

  • Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: