Что мешает малому бизнесу?

20 октября 2010 Что мешает малому бизнесу?

Представители малого бизнеса, несмотря на целый ряд позитивных показателей по Северо-Западному региону, уверены, что налоговые нововведения и административные барьеры всерьез угрожают их деятельности.

Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) подготовил доклад «Динамика развития малого предпринимательства в регионах России в январе-июне 2010 года». Согласно проведенным исследованиям, Северо-Западный регион оказался абсолютным лидером по приросту занятости на малых предприятиях — прирост 2,5%. Тогда как в целом по стране произошло сокращение на 3,3%. Оборот малых предприятий в среднем по стране увеличился на 8%. На Северо-Западе динамика одна из лучших — 11,4% (на Дальнем Востоке — 16%, в Центральном федеральном округе — 15,3%). Объем инвестиций в основной капитал малых предприятий в первом полугодии 2010 года в целом по РФ составил 95,534 млрд рублей, что на 15,3% ниже показателя за аналогичный период предыдущего года. На Северо-Западе показатель, по сравнению с прошлым годом, не изменился и составил 6,415 млрд рублей.
Однако проценты роста малых предпринимателей не радуют.
По мнению председателя совета СПб Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексея Третьякова, серьезный удар по малым и средним предприятиям, которые в последние годы вышли «из тени», может нанести закон (212-фз) о повышении социальных выплат с 26 до 34% с одновременной отменой  единого налога на вмененный доход (ЕНВД). Сегодня большинство предпринимателей платят ЕНВД, что освобождает их от уплаты НДС и страховых взносов. Повсеместный перевод на упрощенную систему налогообложения приведет к обязательной уплате и страховых взносов, и налога на добавленную стоимость, уверен г-н Третьяков. По его словам, в такой ситуации бизнес, в лучшем случае, уйдет «в тень».
И пожарники против
С 1 января вступают в силу новые регламенты пожарного надзора, требующие обязательного наличия второго входа, даже если это небольшое помещение обувной мастерской, расположенной в подвале жилого дома. При отсутствии второго входа предприятие должно быть закрыто. Таким образом, могут прекратить свою деятельность тысячи малых производств — мастерские, ателье, небольшие магазинчики, аптеки, многочисленные закусочные, пирожковые и прочие забегаловки.
Следующий Федеральный закон (171-фз) возвращает нас в недалекое прошлое, когда любой проверяющий мог закрыть предприятие на 90 суток, если, по его мнению, оно представляло опасность для жизни людей или окружающей среды. Всего 5 лет назад эта норма была отменена. И сегодня закрыть предприятие можно только по суду. Но суды у нас работают медленно, а опасность может быть сиюминутной, поэтому с января любое проверяющее лицо снова получает право самостоятельно решать — закрывать предприятие или нет.
По мнению начальника управления развития предпринимательства КЭРППиТ Алексея Яковлева, «171-й закон имеет коррупционную составляющую и идет вразрез с 45-м Федеральным законом». «Одним словом, как ни поверни закон, слышен стон раздавленных малых предпринимателей», — горько пошутил председатель комиссии по промышленности и собственности Законодательного собрания Санкт-Петербурга Александр Ольховский.
Кассовый абсурд
Еще одна странность — требование иметь оборудованные помещения для касс во всех предприятиях розничной торговли (даже в ларьках и киосках). Причем самих кассовых аппаратов может не быть, но помещения для них иметь необходимо. По словам Ирины Ивановой, представителя собственников торгового центра «Апраксин двор», налоговая инспекция сегодня взимает штраф за отсутствие таких помещений в размере 40 000 рублей. «Я понимаю, — говорит она, — что бюджет надо наполнять, но зачем же разрешали торговать без кассовых аппаратов, если помещения для них все равно необходимо оборудовать?».
Бюджет
В Петербурге к этим сложностям, ожидающим всех российских предпринимателей, добавляются возросшая стоимость арендной платы за землю и административные барьеры. По словам председателя правления Ассоциации промышленников и предпринимателей Сергея Федорова, в центре города стоимость земли выросла в 10 раз. А на получение разных согласований могут уйти годы (таковы регламенты, разработанные чиновниками). И если хочешь приступить к деятельности быстрее, то приходится платить. «Мы так сформировали наше законодательство, — подчеркивает Сергей Федоров, — в том числе, федеральное, что сегодня пройти административные барьеры и не дать деньги —  невозможно».
На повестку дня выходит извечный русский вопрос: «что делать?» Решение лежит на поверхности. Кто заинтересован в развитии предпринимательства? Муниципальная власть, потому что она существует на налоги от малого бизнеса. Но в Петербурге муниципальная власть, по большому счету, властью не является. «Потому что бюджеты всех 111 муниципалитетов составляют всего 1,4% городского бюджета», — подчеркивает Сергей Федоров.
С ним согласны другие представители бизнес-сообщества. Они считают, что система управления в нашем городе коррупционна в принципе. «Скажем, глава района сегодня абсолютно не заинтересован в развитии малого и среднего бизнеса на своей территории, — поясняет ньюс-мейкер. — Потому что бюджет его территории зависит от того, как он договорится с профильным вице-губернатором, с финансовым  комитетом и с губернатором. В Смольном растет развесистое дерево, он туда ходит и стрижет». Сергей Федоров привел в пример Петродворцовый район, где живет сам: «За последние четыре года бюджет района вырос в 10 раз, а количество малых предприятий практически не изменилось. «Так зачем главе района развивать малый бизнес?», — задается он вопросом. Поэтому участники «круглого стола» «Малый и средний бизнес России: правовое регулирование и сложившаяся практика» согласились с тем, что районные администрации следует превратить в органы местного самоуправления с сохранением системы выборов, как это было в советское время, когда городскими районами управляли райсоветы.
Страховые взносы — со всех доходов
Что касается повышения страховых взносов, то, по мнению Валентина Ванина, их необходимо не повышать, а снижать. При этом взносы следует взимать не только с заработной платы, но и с премий, дивидендов, процентов от вкладов, подарков, прочих бонусов, одним словом, со всех доходов, как это принято во всем мире. И делать это должен не работодатель, его задача — платить заработную плату, а сам гражданин со всех доходов, полученных за год. «Сегодня социальный налог платят в основном бедные и среднеобеспеченные граждане, — говорит Валентин Ванин. — По расчетам, страховые выплаты составляют 30-40 процентов от возможного». То есть, государство могло бы в 2,5–3 раза увеличить объемы отчислений в Пенсионный фонд и прочие страховые фонды. Для этого надо только принять решение о взимании их со всех доходов. Вполне разумное предложение. Кстати, если бы те отчисления, которые сегодня работодатель перечисляет в фонды, платились гражданам в виде зарплаты, то автоматически и доходы бюджета выросли бы, как минимум, на четверть (+26% в настоящее время и +34 — со следующего года. Хотя, по мнению участников «круглого стола», «Социально-экономические последствия замены ЕСН страховыми взносами» общий объем взносов можно снизить до 20%).

  • Лилиана Глазова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: