Люди.Стекла.Манекены

Люди.Стекла.Манекены Другие фото:
9 октября 2013 Люди.Стекла.Манекены

Люди, на миг застывшие у витрин, и манекены, застывшие в них навсегда… Преломляясь через стекла и зеркала большого города, жизнь превращается в калейдоскоп из пестрых осколков реальности и иллюзии… Остановить мгновение и — пока не поздно — понять, где правда, а где лишь красивый обман, предлагает выставка Марины Федоровой «Отражения», открывшаяся в Lazarev Gallery 2 октября.

То, что работы выпускницы СПбХУ им. Рериха и «Мухи» находятся в частных коллекциях (Лорана Буттона, Пьера Броше, Ильи Лагутенко, Артемия Троицкого и т.д), а также в коллекциях Русского музея и музеев Европы, — не удивительно. Марина Федорова — тот редкий мастер, чья кисть способна наделять могучей творческой энергией самые, казалось бы, бытовые сюжеты. Очаровавшись киноработами Такеши Китано и Дэвида Линча, художница привнесла в живопись еще и особый «киновзгляд». Ее работы походят не столько на картины, сколько на стопкадры, на застывшие мгновения, перенесенные из бушующего жизненного потока на холст так, что кажется, будто линии улиц разбегаются далеко за пределы полотна, а герои вот-вот свернут за угол и скроются от взглядов…

Для Lazarev Gallery «Отражения» — не первая экспозиция Федоровой: в марте прошлого года художница экспонировала в галерее выставку «Неслучайные связи», посвященную природе отношений мужчины и женщины. «Отражения», впрочем, заметно отличаются от предыдущей выставки: на смену напряженной черно-белой палитре, разбавленной всполохами красного, пришли новые, хотя не менее насыщенные краски, на смену кино­историям — истории реальные…

«Я долгое время просто писала картины, посвященные отражениям, подсмотренным в витринах городов, где мне случалось быть. Мне всегда было интересно передавать природу преломления, создавать непрямое изображение, когда на одном плане — живые люди, а на другом — манекены. Постепенно я увидела в этой истории еще и некую аллегорию, отражение природы нашего времени, в котором люди так отчаянно стремятся к навязанному идеалу, что теряют что-то настоящее и впрямь уподобляясь манекенам. Но, как и все искусственное, манекен в любой момент может за ненадобностью оказаться на помойке. Беда в том, что в мире отражений и иллюзий отличить одно от другого все сложнее…». Не случайно на экспозиции напротив картины, изображающей выброшенные туфли, телефон и остатки поломанных манекенов, висит полотно, представляющее образ матери с ребенком. «Это семья беженцев, — поясняет художница, — их жизнь совсем не походит на гламурные, витринные сюжеты. Но они настоящие, именно они — живые…».

Несмотря на то что сама Марина не причисляет себя к какому-то определенному стилевому направлению, критики все чаще относят ее к «сити артист» — «городскому художнику». «Я — давняя поклонница Эдварда Хоппера, так что мне такой термин вполне по душе. Но для меня город — не конкретная точка на карте, не топоним, а глобальное явление, живой организм. И хотя на выставке есть картины и о Питере, и о Париже, я не акцентирую на этом внимание», — говорит Марина Федорова.

Помимо 30 живописных работ в галерее также выставлены несколько объектов-инсталляций автора, в которых стекло, преломляющее сюжеты художницы, становится еще и основой для ее работ.

Выставка «Отражения» продлится в Lazarev Gallery до конца ноября.

  • Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: