Пенсионная непредсказуемость

20 августа 2014 Пенсионная непредсказуемость

Далеко идущее решение о продлении моратория на перевод накопительной части пенсии в некоммерческие пенсионные фонды (НПФ) и вызревающий в недрах правительства отказ от обязательного характера накопительной пенсии означают, что власти фактически признали неудачной свою попытку реформировать пенсионную систему. При этом за ошибки высших чиновников, как обычно, вновь придется платить рядовым гражданам.

В чем суть проблемы? Она в том, что государству не хватает денег на текущие расходы, а пенсионные средства, по мнению властей, отличный вариант заткнуть «бюджетную дыру». Ведь речь идет о весьма солидных суммах: в 2014‑м в доходную часть федерального бюджета благодаря пенсионным деньгам предполагается направить 550 млрд рублей, а в 2015‑м сумма станет еще более внушительной и возрастет еще на 100 млрд.

При этом больше всего недополучат в НПФ (негосударственных пенсионных фондах), поскольку в текущем году к ним не поступит 244 млрд рублей, а в следующем — 400 млрд. В Пенсионном фонде России (ПФР), находящемся под управлением ГУК Внешэкономбанка и еще 34 УК (управляющих компаний), соответственно, эти суммы составят 306 и 250 млрд рублей.

Как предполагается, фактически изъятые у будущих пенсионеров деньги пойдут на выплаты нынешним. Однако это далеко не все: «дыр» в федеральном бюджете сейчас становится все больше и больше. А деньги, соответственно, с учетом сложной политической ситуации, все нужнее…

Система «ниппель»

Сразу надо сказать: единого подхода к формированию пенсионных накоплений в мире нет. Однако это вовсе не мешает тем, кто вышел на заслуженный отдых в США, Германии, Израиле или даже Чили, чувствовать себя в жизни вполне уверенно и даже позволять себе многое из того, на что раньше никак не хватало. Как должна работать пенсионная система в принципе?

Большая часть экспертов уверена — она обязана опираться сразу на три «ножки», обеспечивая максимум устойчивости.

Первая — распределительная система pay as you go (PAYG), действующая по принципу «плати на входе».

Однако система, которая во многих странах мира исправно работала начиная с 1889 года, из-за демографических проблем сейчас трещит по швам: ее можно поддерживать, лишь увеличивая пенсионный возраст или взносы: люди живут все дольше, и те, кто трудится, не успевают обеспечивать их старость… В России по этому пути пока идти отказываются.

Вторая «ножка» пенсионной «табуретки» — обязательная накопительная система. В России ее пытались «приручить» начиная с 2002 года, неоднократно модернизируя: в настоящее время взносы для тех, кто родился после1967 года, составляют 6 % от зарплаты. Именно по поводу этих средств и разгорелся весь сыр-бор: по действующему законодательству, деньги по выбору можно направить либо в УК, либо в НПФ. Причем средства тех плательщиков, которые выбор не сделали, автоматически попадают в ГУК Внешэкономбанка. Теперь же все эти деньги решили оптом отправлять в бюджет…

Есть и третья «ножка» — добровольные пенсионные накопления: как правило, в этом случае в России речь идет о корпоративных пенсионных системах, в которых взносы за сотрудника платит работодатель. Увы, но такие системы, как правило, действуют в крупных и богатых компаниях — большинство простых смертных в них не вхожи.

Как показывает российская практика, пока все усилия властей кардинально изменить пенсионную систему и поставить ее на все три «ножки» ни к чему хорошему не привели: российский пенсионер (за исключением отдельных категорий типа госслужащих и т. д.) по-прежнему остается одним из наименее социально защищенных в мире. И жить так, как ему хотелось бы, без поддержки родственников, практически не может: пенсионная система у нас действует по принципу ниппеля — туда (в ПФР и пр.) денежный «воздух» входит легко, а вот обратно почти не выходит.

За и против

Решение принято: по словам министра труда Максима Топилина (а именно он, наряду с «социальным» вице-премьером Ольгой Голодец, его и «пробивал»), 6 %, которые ранее направлялись в накопительную часть пенсии, в этом и следующем годах направят в распорядительную составляющую пенсии.

При этом он заявил, что накопительную часть (ее сейчас платит работодатель) хотят вообще сделать добровольной: каждый, кто захочет, сможет самостоятельно переводить часть доходов в НПФ. Основная же логика перевода денег «под крыло» государства — отрицательная доходность НПФ. Причем у этих действий есть не только противники, но и сторонники.

«Настала пора признать, что введение накопительной части пенсии в 2002 году было ошибкой, — считает Михаил Ковалевский, профессор факультета государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ. — Доходность накоплений в НПФ оказалась на 30 % ниже, чем индексация государством солидарной (страховой) части пенсии. Поэтому и с задачей гарантировать российским пенсионерам достойную жизнь НПФ не справляются».

По оценке этого эксперта, попытки ввести пенсионную систему, схожую с нашей, провалились и в других странах мира (Венгрии, Польше и т. д.), а мир в целом все больше склоняется к отказу от принудительной накопительной пенсии — в тех же США или Германии давно действует добровольная. По его мнению, если бы у нас не использовалась подобная накопительная система с доходностью около 4 %, пенсии в России уже сегодня могли бы быть примерно на 30 % выше, так как государство индексировало выплаты в солидарной системе в нулевые годы более чем на 10 %.

Как считает Максим Топилин, переход к добровольности в накопительной системе позволит «убить» сразу двух зайцев: в этом случае, во‑первых, будущий пенсионер сможет сам напрямую заключить договор с любым НПФ (и отчислять ему желаемую часть зарплаты). А во‑вторых, система уйдет от необходимости дважды платить деньги (первый раз — перечислять 6 % в НПФ, а второй — покрывать разницу на текущие пенсии из госбюджета).

Однако есть у новинки и явные противники. Они уверены — государство попросту нашло благовидный предлог изъять накопленные будущими пенсионерами деньги в бюджет, расходовать которые будут вовсе не только на выплаты уже вышедшим на заслуженный отдых. Кроме того, решение, которое ранее отрицалось напрочь, наносит всей финансовой системе России как репутационный, так и реальный денежный удар — рынок НПФ и ценных бумаг ощутят это совсем скоро. Не говоря уже про доверие к очередным реформам. Однако заявивший о своем категорическом несогласии с решением по пенсионным деньгам замминистра экономики Сергей Беляков тут же был уволен, да и в целом экономический блок в правительстве РФ проиграл социальному.

Эксперт из СПб НИУ ВШЭ Андрей Заостровцев уверен: принятое властями решение сулит пенсионной системе не только репутационные риски: оно заставит граждан понести вполне реальные дополнительные расходы. «Что бы там ни говорили, но это примерно то же самое, если бы вам предложили за собственный счет построить, например, вторую линиюБАМа, — считает он. — Из «карманов» будущих пенсионеров вынули деньги и фактически предложили им начинать копить заново — теперь на добровольной основе. Кому это может понравиться?»

Вместе с тем ощутить все «прелести» текущих перемен можно будет не так скоро: первые «накопительные» пенсионеры в массовом порядке ожидаются в России только в 2022 году. А до того еще так много может произойти: не исключено, что вскоре на тему пенсионных накоплений могут появиться и другие предложения…

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» спросил у молодых петербуржцев, планируют ли они в старости жить на одну лишь пенсию.

 

Дмитрий, 30 лет, инспектор ФМС:

Очень хочется обеспечить себе беззаботную старость, поэтому на одну пенсию я не надеюсь. У меня сейчас уже есть вклады и сбережения.

 

Павел, 24 года, дизайнер:

Я вообще не планирую до пенсии доживать. Думать об этом сейчас крайне сложно, но по факту… нет. Конечно, жить на пенсию вообще нереально, буду стараться накопить достойный объем денежных средств.

 

Антонина, 22 года, менеджер по управлению персоналом:

Нет. Я думаю, что пенсия моя будет ничтожной, ибо зарплату я получаю в конверте, а ставка стоит самая минимальная. Поэтому я надеюсь подрабатывать на всяких мелких работах, забирать немного денег у своих детей и путешествовать.

 

Юлия, 23 года, специалист по корпоративному обучению:

Мне еще рано об этом думать. Пенсия… как это страшно звучит сейчас. Нет, конечно, я не планирую жить на одну пенсию, это невозможно. В идеале я хотела бы иметь вторую квартиру и сдавать ее, получая доход.

 

Роман, 34 года, прораб:

Я помогаю своим родителям, и, надеюсь, мои дети будут помогать мне. Ну а кроме этого, я планирую свой бизнес.

 

Дарья, 22 года, PR-специалист:

Какой вопрос сложный. Я не хочу жить на одну пенсию. И вообще на помощь детей надеюсь. Как делают мои родители по отношению к бабушке.

 

Елена, 28 лет, администратор магазина:

Я, надеюсь, что мои дети будут способны меня обеспечить. Сейчас мы в них деньги вкладываем, а потом они — в нас.

 

Егор, 29 лет, продавец-консультант:

Откладывать нужно, в недвижимость деньги вкладывать или свое дело развивать, тогда будет надежда на светлое будущее. На одну пенсию в нашей стране не прожить.

 

Ольга, 26 лет, программист:

Я собираюсь приобрести дополнительное жилье, чтобы оно приносило мне потом деньги, то есть сдавать его. В любом случае, нужен еще какой-то заработок.

 

Елена, 25 лет, продавец-консультант:

Нет, на одну пенсию я не собираюсь жить, А дети мне на что? Конечно, я жду от них финансовой поддержки.

  • Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: