Главные проблемы малого бизнеса

30 июля 2014 Главные проблемы малого бизнеса

Городское правительство утвердило «программу развития предпринимательства и потребительского рынка в Петербурге» на 2015–2020 годы. Ожидается, что бюджет потратит на эти цели 7,8 млрд рублей, из них два миллиарда отправят на развитие малого и среднего предпринимательства. Это в несколько раз меньше суммы, которую власти выделят на пропаганду патриотизма.

Впрочем, не исключено, что ставки сделаны верно, ведь патриотические чувства представителей малого бизнеса, судя по настроениям, с каждым годом становятся все менее искренними, а потому стоит ли тратиться на чуждый властям электорат?

А между тем малый бизнес многого не просит: все чаще в ответ на вопрос, чем правительство может еще помочь малому предпринимательству, следует просьба — просто не мешать.

Не мешать, впрочем, не получается. «Новости Петербурга» вспомнили наиболее вопиющие «перекосы на местах», благодаря которым Северная столица прочно обосновалась на 20‑м месте в рейтинге инвестиционного климата российских регионов.

Цифры,  изменившие мир

Постановление правительства Петербурга № 1045 привело к уходу с рынка до полутысячи точек мелкорозничной торговли. Документ был издан в сентябре 2012 года и воистину ужаснул малых предпринимателей: его «новаторским требованиям», к примеру, не отвечало 70 % действующих на тот момент киосков по распространению прессы. В частности, «драконовские» цифры «1045» запретили размещать объекты МРТ на территориях прокладки городских сетей, что в условиях мегаполиса выглядело нереальным. Вторая сторона медали заключала уже юридический казус: постановление официально признавало обратную силу закона. И распространяло требование включать в схему размещения нестационарных торговых объектов даже те точки из адресных программ, которые были построены задолго до появления причудливого документа.

По одной из версий, постановление № 1045 родилось как продукт совместного творчества крупной девелоперской сети и чиновников из администрации Петербурга.

И все же, опасаясь нарастающего возмущения со стороны малого бизнеса, документ сначала смягчили, а в марте 2014 года губернатор Георгий Полтавченко и вовсе порекомендовал перенести все торговые объекты из адресной программы в новые схемы. Правда рекомендация была выдана только на словах, что сегодня вызывает у держателей МРТ вполне резонный вопрос: а ну как опять обманут? К тому же ко двору подоспела новая проблема. Оказалось, что изменения в постановлении № 1045 не согласуются с архитектурно-художественным регламентом КУГИ, за несоблюдение которого с предпринимателей могут снять до ста тысяч рублей штрафа. На вопиющие несоответствия обратила внимание депутат ЗакСа Марина Шишкина, предложив коллегам по городскому парламенту задать соответствующий вопрос градоначальнику. Однако на тот момент законотворцы были захвачены крымско-украинской тематикой и предложение коллеги проигнорировали.

Примечательно, что, по подсчетам предпринимателя Ашота Эфендиева, из-за действия постановления № 1045 городской бюджет мог бы потерять более шестисот миллионов рублей. Сегодня бизнес опять занимается подсчетами, пытаясь прикинуть денежные суммы взяток и штрафов, которые принесет новый правовой вакуум городского законодательства.

Энергетика

До 80 % петербургских компаний до сих пор не имеют договоров на энергоснабжение. Такие цифры приводит председатель правления Ассоциации промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Сергей Федоров — давний оппонент ОАО «Ленэнерго». В свою очередь, монополист уверяет, что число «бездоговорников» гораздо скромнее, а скоро и вовсе сократится до минимума: только в прошлом году «Ленэнерго» заключило 3800 договоров с предпринимателями по ставке 550 либо 600 рублей за киловатт.

Предыстория конфликта питерских предпринимателей и энергетиков уходит корнями в конец 2000‑х годов, когда штрафы за бездоговорное потребление энергоресурсов были мизерными. Собственно, любому бизнесмену было проще отдать, к примеру, двадцать тысяч рублей, нежели проходить трудоемкую процедуру оформления отношений с сетевиками.

Все изменилось после принятия 442‑го постановления, которое увеличило штрафы в десять раз, к тому же обязало взимать деньги за электроэнергию не по счетчику, а по толщине входного кабеля. В итоге петербургские «малыши» начали получать счета, превышающие их годовой оборот. Тогда общественники окончательно разругались с ОАО «Ленэнерго». Монополистов обвинили в изначальной незаинтересованности присоединения бизнеса к сетям и даже в «продвижении» своих собственных «карманных» структур на рынке выполнения условий технического присоединения.

Впрочем, свет в конце тоннеля близок — по крайней мере, так уверяют чиновники. Не исключено, что в скором времени в городе заработает проект по закреплению мощностей за городскими помещениями, как это было сделано в Москве аж два года назад. Первые 250 «закрепленных» объектов получат предприниматели Красносельского района. Что, несомненно, автоматически снимет «процедурную» проблему длительного подключения у медлительных монополистов, а также освободит бизнесменов от гигантских штрафов за бездоговорное потребление.

В какую сторону дымить?

Закон, запрещающий курить в общественных местах, поставил перед петербургскими предпринимателями много неразрешимых вопросов. Например, можно ли курить посетителям летних кафе и открытых веранд? Как выяснилось, ответа на этот вопрос не знает ни глава КРППР Эльгиз Качаев, ни районные власти Петербурга. Дело в том, что российский законодатель прописал в законе места, как говорится, «свободные от дыма». То ли намеренно, то ли случайно позабыв составить список, где курить все-таки можно. В Европе (в большинстве стран) курить на летних террасах можно, а внутри помещений — нет. У нас непонятно. Сегодня предприниматели опасаются, что дилемма чаще всего будет «разруливаться» на местах с конкретными проверяющими. Которые в зависимости от совести, настроения и, разумеется, финансовой состоятельности решат, штрафовать ли владельца кафе за курящих посетителей или же истолковать правовой пробел в его пользу? Не исключено, что в ближайшее время вопрос так и не решат. А посему в бизнес-сообществе рестораторов и держателей кафе уже полушутя-полусерьезно раздаются предложения организовать при заведениях специализированные курилки, наподобие «курительных мест» в аэропорту. Правда, представить себе подобные «саркофаги» в заведениях общепита крайне сложно.

Административные барьеры

В то время как одни эксперты констатируют снижение бюрократических проволочек на пути развития проектов малого и среднего бизнеса, в Смольном создается целый штаб по снижению административных препон. По данным аналитиков, наиболее «высокие» барьеры сегодня зафиксированы в области строительства, доступности энергетической инфраструктуры и таможенного администрирования. Так, к примеру, петербургский бизнес заявляет

о неоправданных издержках на услуги стивидорных компаний, связанных с чрезмерным контролем таможенных органов, Россельхознадзора и Роспотребнадзора. Кроме того, пока так и не сокращены сроки оформления грузов на питерских таможенных терминалах.

По оценкам предпринимателей, огромные сложности сегодня возникают и в связи с неоправданными и длительными процедурами для инвесторов. Например, последние настаивают, что механизм подготовки и согласования документации по планированию территорий занимает огромное количество времени и сил, хотя некоторые процедуры носят формальный характер.

Нелегалы

Признанными лидерами по объемам нелегальной торговли Северной столицы считаются Приморский, Калининский и Выборгский районы Петербурга. Причем количество нелегальных точек торговли может в одном районе достигать сотни и более — подобная торговля стала чуть ли не традицией.

При этом владельцы «левых» объектов даже не скрывают своих договоренностей с местной администрацией и полицией, что, кстати, очень похоже на правду. Например, нескольких точек, расположенных неподалеку от станций метро «Гражданский прос­пект», «Политехническая», и «Международная», не существует в системе РГИС, которую когда-то презентовали как первый успешный проект электронного правительства.

Не удивительно, что от нелегалов в первую очередь страдают добросовестные предприниматели. «Мы законно стоим, платим за землю. А рядом по липовым разрешениям от администрации района или города стоят люди, которые не платят ничего, — вроде как они ярмарка», — отмечает жалобы малого бизнеса руководитель общественной приемной ГСУ по защите прав в сфере предпринимательской деятельности Анна Филоненко.

Подсчитать, сколько теряет легальный бизнес от деятельности своих незаконных коллег, пока еще никто не брался. Однако практически беспроблемное существование последних наводит людей на закономерный вывод: стоит ли тратить массу времени, сил и нервов на трудоемкие официальные согласования, когда почти все злободневные вопросы можно решить через «черную кассу»?

Примерно с июля сотрудники

КРППР проводят рейды по нелегальным торговым точкам. Однако практика, к примеру, Калининского района показывает, что после отъезда чиновников, вся «левая» торговля возвращается на свои места. Отдельная проблема в борьбе с нелегалами — используемые ими технические средства. После зачистки киоскеров, которая произошла еще при Валентине Матвиенко, нестационарные автолавки стали повседневной реальностью Петербурга. В любой момент при приближении проверки они могут уехать. К месту вспоминается апрельский общегородской День благоустройства. В то время как губернатор Петербурга Георгий Полтавченко был замечен на озеленении Белградской улицы, от станции метро «Международная» внезапно «испарились» все автолавки, которые, как говорят, пережидали опасность появления градоначальника на стоянке местного ТК.

  • Анна Крестен

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: