О патриотизме с молодым лицом

25 июня 2014 О патриотизме с молодым лицом

27 июня у нас в стране будут отмечать День молодежи, которую сегодня изо всех сил пытаются сделать более патриотичной. Насколько это удается и как молодые люди на самом деле относятся к патриотизму? Об этом мы поговорили с доктором социологических наук, профессором, заведующей кафедрой социологии Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ, директором Центра молодежных исследований Еленой Омельченко.

Сразу стоит пояснить, что к Елене Омельченко мы обратились не случайно. Она по праву считается ведущим российским специалистом по социологии молодежи и возглавляет при петербургском филиале Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» центр, который занимается соответствующими исследованиями. Другими словами, более авторитетного эксперта в нашем городе найти трудно.

— Елена Леонидовна, патриотичны ли молодые россияне сегодня?

— Важно помнить, что палитра патриотических чувств невероятно велика, и здесь могут быть самые разные оттенки, от ура-патриотизма, который во все времена сопутствовал военным успехам государства, до патриотизма критического и рационального.

Мы уже лет пять проводим разные исследования, затрагивающие вопросы патриотизма. Первое, что следует сказать о молодежной реакции сегодня, — идет детерриторизация патриотизма. Патриотизм как привязанность к малой родине, к месту, где родился, уже не столь очевиден, исчезает чувство обязательства провести на малой родине всю жизнь. Человек остается патриотом, но может эмигрировать — не только в другой город, в другую республику, но и в другую страну. Патриотизм как любовь к березкам уходит на второй план.

— Велик ли процент молодежи, которая действительно готова эмигрировать?

— С одной стороны, нельзя говорить, будто молодежь массово ориентирована на то, чтобы уехать, с другой — нельзя сказать, что новая геополитическая ситуация, новое отношение к России в связи с украинскими событиями на нее никак не повлияли.

Молодежь более прагматично относится к своей жизни и карьере. Патриотический оттенок в отношении к стране у нее появился, но миграционные планы корректируются в зависимости от профессионального уровня. Молодежь знает, какой уровень подготовки требуется за рубежом от тех или иных специалистов. И потому медики, к примеру, достаточно критично оценивают свои возможности трудоустройства по профессии за границей, в их планы на ближайшие 5–6 лет переезд не входит. Айтишники и математики, напротив, настроены более оптимистично. Однако при этом большая часть молодых профессионалов, которых мы опрашивали в прошлом году, с недоверием относится к возможности навсегда уехать работать за рубеж в связи с тем, что не видит себя в контексте другой культуры. Очень большую роль тут играют и родители: проблематично, особенно при осложнении международных отношений, становится приезжать к ним из-за рубежа.

— Как молодежь относится к присоединению Крыма?

— У определенной части молодых людей крымские события усилили ура-патриотические чувства, но рациональное начало, которое характерно для молодежи вне зависимости от профессиональной принадлежности, заставляет ее скорее негативно оценивать новые обстоятельства, перемены в отношении к России, которые произошли за последнее время, так как это сильно ограничивает возможности.

— Насколько эффективна пропаганда патриотизма?

— Политики пытаются обрисовать молодежь как однородную массу, но в отношении патриотизма мы, наоборот, наблюдаем увеличивающиеся различия, что может быть связано с образованием, местом проживания, культурной принадлежностью, включенностью в глобальные коммуникации, интернет-сети.

Преувеличивать влияние пропаганды, на которую сейчас ориентировано телевидение, не стоит: популярность телевидения падает, увеличивается доверие к интернет-источникам информации. В интернете больше веер возможностей, там можно получить самые разные сведения. Поэтому все больше формируется индивидуальных версий событий. Мы стараемся всегда внимательно исследовать разные группы: технарей, гуманитариев, средний класс, рабочий класс — везде есть свои нюансы.

Но прямая пропаганда может сформировать двоемыслие, которое было характерно для советского времени: на съездах партии, на комсомольских собраниях говорили одно, а сама жизнь протекала по совершенно другим законам и правилам. И на кухне, и в андеграунде люди говорили о другом, практиковали другое. Это опасно тем, что власть, политика и культура оказываются достаточно далекими от истинного положения вещей и теряют связь с реальностью. А чем это может закончиться, мы можем себе представить — история нам это показывает. Нужно быть реалистами, учитывать просвещенность, компетентность молодежи, ее разнородность. Она достаточно патриотична. Но это другой патриотизм, патриотизм, который критичен, рационален и, может быть, отчасти даже прагматичен.

С патриотизмом в рамках молодежной политики нужно обращаться очень аккуратно. Преувеличенная гордость, которая базируется на успехах в Великой Отечественной войне, и имперски ориентированные амбиции формируют высокий уровень ксенофобии. Здесь очень тонкая грань между патриотическими и национал-патриотическими чувствами. Современные реалии таковы, что люди все равно будут перемещаться по миру, искать для себя лучшие условия, и конфронтация отношений межэтнических, межкультурных, меж­религиозных нежелательна. Если патриотизм не дополнен критическим отношением к прошлому, в том числе к войне, если он переходит почти в религию, нерациональную, не подтвержденную рациональным знанием веру, это достаточно опасно.

— Негативное отношение к Западу, которое транслируют СМИ, — успешно ли оно прививается?

— Разыгрывание антиевропейской, антиамериканской карты противоречит повседневному опыту молодежи. Не стоит преуменьшать ее вовлеченность в информационный поток, ее понимание ситуации. Она не живет за железным занавесом и уже не будет за ним жить. Самые популярные культурные продукты, которые циркулируют в молодежной среде, — это американское кино, британская, немецкая и скандинавская музыка. Если речь идет о моде, то влияние оказывают Европа и Восток.

Среди молодых людей высок интерес к коуч-серфингу (индивидуальному туризму по обмену), формированию сетей, которые существуют помимо политических границ. Люди получают опыт повседневного, не официозного знакомства с жителями других стран, представителями других культур, возвращаясь, рассказывают об этом знакомым. Повседневность молодежи наполнена своими источниками информации о Европе, о Востоке, об Америке. И с пропагандой эта информация имеет очень мало общего.

 

День молодежи в России отмечается 27 июня. Празднование Дня молодежи началось в СССР еще в 1958 году. Указом Верховного Совета СССР от 7 февраля 1958 г. праздник был учрежден и получил название — День советской молодежи. Он отмечался в последнее воскресенье июня. Как правило, в СССР в последний выходной июня по всему Советскому Союзу проходили различные шествия, парады, спортивные конкурсы. За подготовку и организацию Дня советской молодежи в СССР отвечал Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (комсомол).

После распада СССР в 1993 году Б. Н. Ельцин постановил праздновать этот день 27 июня. Но тенденция в регионах отмечать его в последнее воскресенье июня осталась — из-за неудобства в случае, если 27 июня является рабочим днем. На Украине и в Белоруссии праздник не был перенесен и продолжает отмечаться в последний выходной первого летнего месяца.

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» спросил у петербуржцев, кого сегодня, по их мнению, можно назвать «передовым отрядом молодежи».


 

Геннадий, 41 год, монтажник:

Наверное, такими можно считать медалистов и призеров разных олимпиад. Хотя раньше к передовикам относили и людей совестных, ответственных, а сейчас таких крайне мало, к этому не стремятся.

 

Надежда, 35 лет, учитель математики:

Разве такие есть сейчас? Комсомол — это комсомол, сейчас уже нет такого понятия, и людей таких тоже нет. Передовая молодежь — ну, это образованные молодые люди, допустим, студенты, волонтеры. Но все равно это не то.

 

Ольга, 44 года, кассир:

Даже не знаю, сейчас и понятия такого нет, это сложно сказать.

 

Дмитрий, 41 год, музыкант:

Я думаю, это молодые люди с активной жизненной позицией, имеющие свои политические взгляды, участвующие в общественных акциях, думающие и действующие. Это в идеале, конечно.

 

Дарья, 22 года, студентка:

Уф, студенты, наверное.

 

Галина, 56 лет, продавец:

Поколение не то. Но если настаиваете, то такими я бы назвала молодых предпринимателей и хороших студентов. Именно хороших, а не всех подряд.

 

Григорий, 49 лет, инструктор:

Это те немногие, кто хоть что-то для страны делают из чистых побуждений: кто ходит на митинги, кто обеспокоен общественной жизнью, учится и стремится на­учить других. Спортсмены, в конце концов.

 

Антонина, 30 лет, маркетолог:

Хм, нет у нас таких!

 

Зоя Максимовна, 77 лет, пенсионерка:

Ребята, которые хорошо учатся, — вот их и надо называть «передовым отрядом». Главное — это образование. Если человек образованный, он всегда пробьется. Хотя подлецов образованных тоже много.

 

Екатерина, 51 год, адвокат:

Трудно сказать. «Передовые отряды» всегда есть. У нас они всегда были. Только один «отряд» — официальный, послушный, тот, который устраивает начальство. А второй — реальный, тот, который помогает обществу развиваться, умнеть. В первом быть легко и выгодно, а во втором — опасно и трудно.

 

Павел, 22 года, инженер:

У нас такого нет, разрыв между поколениями молодежи велик, поэтому ответственности гораздо меньше. Ответственности меньше — в том смысле, что никто никого не учит и не помогает.

  • Беседовала Анна Терехова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: