Мы не сможем их потерять

16 июля 2013 Мы не сможем их потерять

На прошлой неделе Совет Федерации одобрил законопроект о введении с 9 августа повышенных штрафов для нарушителей миграционного законодательства в Москве, Петербурге, Московской и Ленинградской областях. Документ вступит в силу с 9 августа. В его эффективность мало кто верит, тем временем СМИ пишут о новом витке борьбы с нелегалами, которая все больше напоминает битву с ветряными мельницами.
Согласно принятому в Совете Федерации законопроекту, если иностранец нарушил правила въезда, пребывания в России или миграционного учета, то на него будет наложен штраф от 5 до 7 тысяч рублей с административным выдворением из страны. Аналогичные нарушения в остальных регионах России сейчас караются штрафом от 2 до 5 тысяч рублей.
Незаконное привлечение мигрантов к работе в Санкт-Петербурге будет также караться более суровыми санкциями, чем в других регионах: штраф для граждан от 5 до 7 тысяч рублей, для должностных лиц — от 50 до 75 тысяч рублей, для юридических лиц — от 800 тысяч до 1,5 млн рублей либо административное приостановление деятельности на срок от 14 до 90 суток. Такое же нарушение в сфере торговли будет караться штрафом для должностных лиц от 50 до 55 тысяч рублей, для юрлиц — от 800 тысяч до 1,5 млн рублей.
Снизит ли угроза повышенного штрафа поток нелегальных мигрантов в Петербург? Вопрос почти риторический, и ответ на него знает каждый, кто хотя бы однажды сталкивался с процессом трудоустройства нелегалов у нас в городе.
Нельзя сказать, что процесс этот представляет собой отлаженный механизм, скорее, он напоминает гидру, у которой на месте отрубленной головы вырастает десять новых. Причины нелегальной миграции называются самые разные, и мнений по этому вопросу много, причем противоположных. Однако мало кто сомневается в том, что мощный людской поток с юга во многом объясняется безвизовым режимом со странами СНГ. Гражданину Таджикистана, Узбекистана или Киргизии не надо оформлять даже загранпаспорт, чтобы приехать в Петербург, — достаточно всего лишь накопить на билет.
Соглашения о безвизовом режиме со странами СНГ были подписаны в далеком 2000 году президентом Владимиром Путиным.
С того времени поток прибывающих увеличился в разы, и, сколько мигрантов живет и работает на территории страны сейчас, не знает никто. То же самое и в отношении Петербурга. Цифры называются самые разные, одни говорят — полмиллиона, другие — миллион. В любом случае меньше мигрантов не становится, а 250 тысяч тех, кто имеет разрешение на работу, — это даже не половина.
По прогнозу известного петербургского экономиста, директора НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Александра Ходачека, к 2020 году в нашем городе мигранты займут четыре рабочих места из десяти. Эксперт считает, что процесс объясняется объективными экономическими причинами и гастарбайтеры приезжают только работать, а затем возвращаются обратно.
С господином Ходачеком не согласен президент рекрутингового портала Superjob.ru Алексей Захаров. Он уверен, что в Петербурге в ближайшие год-два ситуация полностью выйдет из-под контроля, а разговоры о постоянной нехватке трудовых ресурсов не опираются на адекватные исследования и реальную статистику. «Цифры по официальной безработице, безусловно, точные, но они могут быть любыми, которые необходимы на текущий политический момент. Цифры про количество вакансий и количество трудоустроенных — это полная абстракция. Вряд ли здесь можно получить что-то конкретное», — считает Алексей Захаров.
По словам директора «HeadHunter Санкт-Петербург» Юлии Сахаровой, нельзя забывать о существовании «черного» рынка труда в городе и о незарегистрированных безработных. Их не подсчитывает Петростат, а иностранные трудовые ресурсы используются не только там, где они действительно необходимы, уверена Юлия Сахарова. Мигранты закрывают и те вакансии, на которые можно привлекать местный персонал, — например, в розничной торговле, в сфере услуг, в транспортной сфере, строительстве, полагает эксперт.
При этом качество самих услуг и качество работ, в том же строительстве к примеру, выше отнюдь не становится — очень часто у мигрантов из Средней Азии нет какой-либо квалификации вообще.
Нелегальная миграция все чаще становится причиной различных спекуляций, сиюминутных политических маневров и просто глупых заявлений. Нескончаемые разговоры об этнической преступности лишь разжигают межнациональную рознь и сам уровень преступности, конечно же, не снижают. Неуклюжие попытки остановить нелегалов с помощью ужесточения правил регистрации выглядят беспомощными и нелепыми, а случаи коррупции, когда представители правоохранительных органов за небольшую мзду закрывают глаза на отсутствие нужных документов, стали повсеместными.
Любопытно, что обвинения в неконтролируемом потоке мигрантов постоянно поступают в адрес правозащитников, которые пытаются защищать права нелегалов и выступают за цивилизованное к ним отношение. Экономистам, оправдывающим трудовую миграцию, тоже достается, ну а больше всего претензий, конечно же, к сотрудникам ФМС.
Они напоминают, что нелегальная и неконтролируемая миграция подрывает экономику, провоцирует нарушения трудового законодательства, вредит межнациональным отношениям и самим мигрантам, обостряет криминогенную обстановку, повышает уровень и без того высокой коррупции.
К президенту с вопросом о целесообразности безвизового режима представители миграционной службы обращались неоднократно. Глава государства выступает за сохранение добрых отношений с соседями. Свою позицию Владимир Путин четко обозначил на коллегии ФМС в прошлом году: «По известным политическим соображениям мы не вводим визовый режим между странами СНГ, потому что, если мы введем, мы окончательно их потеряем».
По-видимому, эта «потеря» в ближайшем будущем нам не грозит.

 

МНЕНИЯ

Корреспондент «НП» поинтересовался у петербуржцев, знакомы ли они лично с трудовыми мигрантами из стран СНГ?


Татьяна, 47 лет, диспетчер
Нет таких знакомых, и слава богу.


Денис, 27 лет, грузчик
Нет, мигрантов среди знакомых нет.


Андрей, 35 лет, менеджер по продажам
Никого не знаю из мигрантов.


Дмитрий, 41 год, энергетик
Вы имеете в виду тех, кто сюда из узбекистанов приехал, да? Знаком с нашим дворником, Рустамом его зовут, ему еще 20 нет, и убирать он не умеет.

 

Владимир, 47 лет, переводчик
Да, есть такие, они из Казахстана и Узбекистана, лет 10 назад сюда приехали. Вообще по национальности они русские, просто когда-то в другую страну занесло. Вернулись в Россию, потому что там их права притесняли.

 

Екатерина, 26 лет, дизайнер
У меня знакомые из Украины приехали в Петербург, чтобы работать и учиться. Искали более хорошие условия для жизни.

 

Варвара, 25 лет, фитнес-тренер
Да, есть знакомые из Азербайджана. Одни приехали в Питер года 4 назад, а другие — 1,5.

 

Андрей, 25 лет, инженер
Да нет, вроде никого из СНГ нет.

 

Лариса, 59 лет, повар-кондитер
Я, можно сказать, сама в каком-то смысле мигрантка, хотя сама русской всю жизнь была. Еще когда был Советский Союз, переехала жить на Украину, имела украинское гражданство, а несколько лет назад опять вернулась в Петербург.

 

Игорь, 46 лет, инженер
Я в коммунальной квартире живу, так что у меня этого добра хватает. Вот недавно съехали одни соседи, они из Узбекистана были.

 

Екатерина, 31 год, пресс-секретарь
У меня есть знакомые казахи, и белорусы, и украинцы. Все приехали сюда или из-за родственников, или находясь в поисках более комфортных условий существования.

 

Геннадий, 61 год, пенсионер
Ко мне переехала моя сестра из Украины, нас разделила граница, когда СССР распался, но сейчас она решила вернуться домой.

 

Инна, 25 лет, экономист-аналитик
Есть друзья из Украины и Белоруссии. Из глубинки приехали в Петербург, потому что здесь и с работой легче, и заработать можно больше. Но есть знакомая, которая из Киева приехала по тем же причинам.

  • Андрей Нестеров

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: