Трудоустройство с намеком

1 октября 2013 Трудоустройство с намеком

Из общей массы ночных клубов Петербурга выделяются некоторые шоу-бары, в которых танцы топлес — не изюминка вечера, а постоянный «фон», формирующий общую томную атмо­сферу заведения. В отличие от обычной клубной работы, гонорары танцовщиц в таких местах могут превышать 100 000 р… Несмотря на щедрые посулы, администраторы этих заведений постоянно вынуждены искать персонал и приглашать соискателей на собеседования (в том числе через социальные сети). Откуда взялась кадровая текучка и в чем подвох? Выяснить, за что же девушкам готовы платить сотни тысяч рублей, попыталась корреспондент «НП» Александра Ковалева.


Работа «в дружном коллективе»

С первых минут «сетевого» собеседования складывается ощущение, что тебя приглашают работать не в стрип-бар, а в «Макдоналдс»: менеджеры по персоналу расписывают, как прекрасна работа в молодом дружном коллективе и какой головокружительный успех ждет энергичных и амбициозных. Разница лишь в том, что вместо резюме просят прислать фото в полный рост. В белье.

Танцевальные навыки и умение работать на пилоне администраторов почти не интересуют — всему обещают научить непосредственно в ходе работы. Главное — согласиться на личное собеседование.

Найти подобное заведение не так уж и легко. Некоторые шоу-бары, конечно, открыты для свободного посещения, в то время как другие предпочитают не афишировать свою работу — и тогда приходится искать среди пестрых вывесок центра угрюмую дверь без единой таблички, наглухо закрытую изнутри.

За ней, впрочем, все выглядит весьма достойно и антуражно — свечи, не слишком громкая музыка и поблескивающие в темноте пилоны, на которых поочередно появляются танцовщицы.

Собеседование начинается с заполнения вполне классической анкеты: имя, контактная информация, преды­дущие места работы (с телефонами руководителей, к которым можно обратиться за рекомендацией), семейное положение, адрес, паспортные данные, достоинства, недостатки и уровень желаемой зарплаты. Отказ заполнить ту или иную графу не слишком смущает потенциального работодателя, так что при желании можно сообщить минимум сведений. Дальше начинается личная беседа, во время которой будущая танцовщица рассказывает, как она узнала о заведении и почему готова в нем работать.

Попутно могут задать не совсем стандартные вопросы, в частности, о вероисповедании, сексуальной ориентации и нравственных табу. Чтобы все выглядело как на «нормальном» собеседовании — просят пройти психологический тест, например, нарисовать кактус и ответить на вопрос, есть ли у кактуса друзья, дикий он или домашний, станет ли он колоться, если его погладит незнакомец. Оставив позади все эти плохо замаскированные аллегории, соискатель, наконец, узнает свои должностные обязанности…

Ударницы эротического труда

Если танцовщица пикантного шоу в чьем-то сознании ассоциируется с игривыми номерами Диты фон Тиз — забудьте. Работа в петербургском шоу-баре — это изнурительные 12-часовые смены, во время которых все девушки поочередно сменяют друг друга на пилонах (если в ночь работают 8–9 танцовщиц, то за смену приходится выступать минимум 10 раз (все это — на каблуках 20 см). Таких смен должно быть не менее 4 в неделю, лучше — больше. В перерывах между танцами администратор назначает девушке гостя (посетители — именно «гости», говорить «клиенты» — страшный моветон!), которого она должна ненавязчиво «разводить» на деньги. Умелая «консумация» — такой же обязательный при приеме на работу навык, как коммуникабельность, ухоженный внешний вид, стрессоустойчивость и знание хотя бы разговорного английского.

Стахановские телодвижения

Официальный ответ на вопрос об интиме — категорическое, негодующее «нет!». Все, как в Советском Союзе, — никакого секса. Но затем идет некое уточнение: соискателю деликатно поясняют, что есть так называемое «крейзи-меню». Это, оказывается, самая важная часть работы, поскольку танцы — это лишь легкая реклама услуг, а вот позиции этого самого меню — основная работа.

Пункты «крейзи-меню» могут варьироваться от заведения к заведению — где-то упор сделан на шоу (приватные танцы, совместный эротический дуэт двух девушек), также можно заказать парный танец с любой исполнительницей, ее поцелуй (от 500 р.), поцелуй двух девушек и так далее. Самый «ходовой» пункт — «эротический массаж» (20-минутное действо, в ходе которого девушка будоражит воображение гостя всеми возможными способами). Волноваться об отсутствии навыков тайской массажистки не следует — опытные сотрудницы клуба, по словам «менеджеров», на­учат не только танцам, но и «фишкам», позволяющим держать гостя в напряжении часами, постепенно истончая его кошелек…

Есть еще более откровенные услуги, не связанные напрямую с физическим контактом. «Топовые» позиции «крейзи» — ванна с шампанским (за сумму с пятью нулями) и «выезд» с девушкой за пределы клуба. Администраторы клянутся, что в ванной с пышногрудой нимфой гости обсуждают творчество Шопенгауэра, а из клуба забирают исключительно, чтобы накормить ужином в приличном ресторане.

Деньги вперед и назад

И наконец, денежный вопрос — он тоже с подвохом. Положенный в месяц оклад — 50 000 рублей — девушка получает лишь при условии выполнения определенного плана. Как бы обворожительно она ни танцевала, без участия в «крейзи»-забавах, «танцовщица» не получит ничего, зато, перевыполнив план, может рассчитывать на удвоение оклада. Дальше — больше: проценты от «крейзи-меню», от консумации, щедрые чаевые… Только старайся.

На вопрос, почему шоу-бары постоянно находятся в поиске новых барышень, «кадровики» таких заведений отвечают, что за первые месяцы кто-то покупает себе машину, кто-то улетает в отпуск, кто-то устраивает свою жизнь и т. д.

Любопытно, что работать в подобные заведения приходят не отчаявшиеся провинциалки, а девушки от 18 до 30 лет, имеющие нормальный социальный статус и вполне устроенную личную жизнь.

  • Александра Ковалева

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: