Вода дырочку найдет

10 июня 2013 Вода дырочку найдет

Ситуация на рынке труда Петербурга продолжает оставаться стабильной и по-прежнему характеризуется нехваткой рабочих рук практически во всех его сегментах. Свой отпечаток накладывает и лето: для многих потенциальных соискателей работа отошла на второй план, уступив первый потребности в отдыхе.

В результате работодатели под давлением рынка вынуждены постепенно увеличивать уровень оплаты труда: в настоящее время средняя зарплата в Петербурге вплотную приблизилась к 35 тыс. рублей в месяц.

Статистика из официальных и других источников не оставляет сомнений в том, что на петербургском рынке труда вакансий полным-полно, а вот желающих занять их — гораздо меньше. По данным службы занятости, на начало мая в городе на Неве было зарегистрировано свыше 78 тыс. свободных рабочих мест (из них 72% — по профессиям рабочих), в то время как за содействием в поиске подходящей работы с начала 2013-го в нее обратилось всего 34,4 тыс. человек, а на учете в качестве «официальных» безработных состоит чуть больше 10 тыс. Состояние местного рынка труда характеризуется и уровнями безработицы: по принятой в России системе учета он составляет 0,35% от ЭАН, а по методике Международной организации труда (так называемая общая безработица) — 1,1%.

Картину дополняют и сведения с «работных» интернет-порталов. Так, по данным Superjob.ru, накануне лета заметно прибавилось вакансий в индустрии красоты и фитнеса (+11,6%), в сфере туристического и гостинично-ресторанного бизнеса (+5,6%) и повысился спрос на рабочих (+7% вакансий). Одновременно заметно снизилась активность кандидатов: в мае база данных резюме потеряла почти 10% резюме. В результате конкуренция за потенциальных сотрудников среди работодателей снова выросла, и в некоторых сегментах (например, в медицине) у соискателей на отдельные вакансии фактически нет соперников. По объемам лидируют такие отрасли, как сфера продаж, производство, строительство и транспорт: на них приходится свыше 45% всех имеющихся в Петербурге вакансий (22,6% — на продажи).

Что касается уровня заработных плат, то из-за нехватки персонала явно прослеживается тенденция к ее повышению. Для отдельных категорий наемного персонала ежемесячный доход в 150 тыс. рублей — не предел. Причем это касается не только топ-менеджеров: в мае, к примеру, в открытом доступе находилась вакансия для врача-уролога с зарплатой до 200 тыс. рублей в месяц. И в этом отношении петербуржцы в России могут завидовать разве что москвичам: в остальных регионах за аналогичную работу предлагают оплату труда в 1,5–2 раза ниже.

Однако если смотреть правде в глаза, то наиболее востребованными в Петербурге, как и на протяжении многих предыдущих лет, среди рабочих специальностей остаются подсобный рабочий и бетонщик, уборщик и каменщик, арматурщик и водитель автомобиля, а заодно с ними — маляр, повар, плотник и штукатур. Среди служащих «хиты» тоже не новы: медсестра, воспитатель, менеджер, охранник, инженер и некоторые другие. Правда, по данным службы занятости, в последнее время в разряд дефицита попала и должность … генерального директора предприятия. Дошли до точки — некому «рулить». Впрочем, как и строить, проектировать и лечить…

А почему, собственно? И так ли нам нужны те десятки тысяч трудовых мигрантов, которыми наводнены Петербург и другие российские города? Проблема тоже не новая, но корень ответов на эти вопросы стоит искать среди понятий «рынок» и «выгода».

Может ли государственная организация обходиться только работниками-россиянами? Достаточно одного росчерка пера, чтобы поставить барьер на прием в нее «не местных». А частная? Например — строительная или транспортная компании? Тоже может. Но не хочет — невыгодно ей это. Почему?

Потому что приезжий из Узбекистана готов работать за вдвое меньшие, чем россиянин, деньги. Ничего не будет требовать у начальника — только смиренно просить. Если вдруг «взбрыкнет» — его тут же можно «сдать» компетентным органам. И чаще всего он полностью социально бесправен. Вывод: с точки зрения работодателя идеальнее сотрудника почти не бывает, поскольку он выполняет ту же самую работу, что и россиянин, а его «содержание» обходится куда дешевле. А значит — значительно выгоднее. И пока заставить того или иного работодателя принимать на работу россиян будет невозможно (ведь это рынок), а «не местный» останется более выгодным с точки зрения ведения бизнеса — сами компании будут всячески создавать условия для того, чтобы жители средней полосы России отказывались от работы в них. Будет ли каменщик из Старой Руссы работать в Петербурге за 30 тыс. рублей, если ему нужно снимать жилье и кормиться? Не будет. А его коллега из Средней Азии — с удовольствием. И будет жить там, где работает. Кушать на 200 рублей в день. Не болеть. И не употреблять… Чудо, а не работник…

Пока рынок труда у нас практически не регулируется, хотя бы отчасти похожая на воду рабочая сила сама находит себе применение. И она «утекает» туда, где лучше. А на смену ей появляется другая «вода». Она, конечно, помутнее и далеко не всегда «прозрачная», но пить-то как хочется…

 

  • Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: