Упаковка лекарств и другие достижения

23 апреля 2014 Упаковка лекарств и другие достижения

«Российская фармацевтика развивается быстрее любой другой», — говорили официальные лица. «Большинство так называемых отечественных фармпроизводителей производят на самом деле только упаковку для зарубежных препаратов», — говорили лица не официальные. В Петербурге прошел крупный международный фармацевтический форум и выставка под непроизносимым названием IPhEB&CPhI.

Больше четверти выставочного пространства — седьмого павильона «Лен­экспо» — занимали стенды китайских компаний. Ничего удивительного тут нет: китайское фармсырье составляет около 90 % мирового рынка. Удивительно другое. Участвовать в форуме не посчитали нужным «Вертекс», «Новартис», входящие в петербургский фармацевтический кластер, и многие другие крупные компании — производители лекарственных препаратов.

Оптимизм и пессимизм

«Петербургский кластер объединяет 150 предприятий, 20 образовательных учреждений, 17 инвестиционных проектов», — раз пять с одинаковым выражением лица повторил на камеры заместитель главы комитета по промышленной политике и инновациям Денис Миронов. Анонсировал он и открытие в рамках кластера «сразу трех современных производств, построенных по стандарту GMP: «Вертекс», «Новартис» и «Витал Девелопмент Корпорэйшн». По словам чиновника, заводы должны заработать уже в этом году. Правда, их открытие неоднократно откладывалось, а тот же «Новартис» собирался запустить производство еще прошлой осенью.

Специалисты по отношению к кластеру были настроены более скептически. Некоторые из них говорили и о том, что в списке участников кластера есть «мертвые души» — юридические лица, которые больше не существуют. А представитель компании «Фармасинтез», пожелавший сохранить анонимность, рассказал, что очередные чиновники в очередной раз сдвигают сроки реализации проекта, что инфраструктура кластера находится в зачаточном состоянии, а потому и работать там в полную силу невозможно. Завод «Новартиса» он назвал «пустой бетонной коробкой». «Фармасинтез» и сам давно планирует запустить в кластере свое производство, но сотрудники компании не могут назвать даже примерные сроки этого события — опять-таки из-за неразвитой инфраструктуры.

«Под запись» представители «Фармасинтеза» говорили только о хорошем. Президент компании Викрам Пуния заявил, к примеру, что за последние 5 лет российский фармацевтический рынок вырос в 12 раз, с 2,5 до 30 млрд долларов. За этот же период мировой рынок производства лекарственных препаратов вырос только в 3 раза — с 300 до 900 млрд долларов. Не все участники форума готовы были разделить оптимизм господина Пуния. «Страна и рынок находятся в состоянии рецессии, в предкризисном состоянии», — резюмирует Андрей Белашов, генеральный директор компании «Сегмента Фарм».

Свои и чужие

Многие специалисты жаловались на то, что российскими производителями лекарств у нас зачастую называют компании, которые просто-напросто переупаковывают иностранные препараты. «Что бы ни делало правительство, баланс между зарубежными и российскими производителями остается на уровне 75 к 25. Государственная программа «Фарма‑2020» недееспособна. Обязательства по ней невыполнимы», — убежден генеральный директор Denis Pharm Group Александр Фридман.

С этим утверждением согласны не все. Например, директор по развитию и стратегическому маркетингу компании Sotex Алексей Чекалов, который вместе с Александром Фридманом участвовал в «бизнес-дуэли», заявил, что важно не то, где производится продукт, а где остается маржа. По его мнению, все просто: если деньги остаются в России, значит, и продукт российский, даже если в нашей стране его только упаковывают. «К тому же в России есть революционные методы лечения, есть пионеры в мировой фармацевтике, в лечении онкологических и многих хронических заболеваний, к которым присматриваются европейские и американские рынки», — заявил господин Чекалов.

Вот только исследования этих самых пионеров, как отмечает Александр Фридман, нам в конечном итоге зачастую оказываются не по карману, и изобретения продаются за границу.

Даже самые оптимистично настроенные участники форума смогли назвать всего пару по-настоящему инновационных российских лекарств — это «Вирекс» от рака матки и «Неоваскулген» от ишемических заболеваний конечностей.

Однако, когда речь зашла про «Неоваскулген», даже Алексей Чекалов, который «уверен в светлом будущем российской фармацевтики», вынужден был заметить: «В России, где ежегодно ампутируют до 50 000 конечностей, препарат, прошедший все необходимые клинические испытания, несколько месяцев не может получить регистрацию. При этом он уже подготовлен к регистрации в Америке. И вполне может быть, что там процесс займет меньше времени».

Контроль, которого нет

В целом отечественные фармацевты явно ориентированы на производство дженериков, а не оригинальных препаратов. В идеале дженерики — лекарства, на которые истек патент, — могут послужить достойной заменой оригинальных, куда более дорогих лекарств. Но, увы, в России их производство контролируется плохо, и это, конечно, сказывается на качестве лекарств. «Осуществляется только выборочный контроль 15–20 % препаратов, причем уже на стадии обращения. А надо контролировать со стадии появления субстанции в России. У нас отсутствует институт инспекции поставщиков и готовых форм, и субстанций», — объясняет исполнительный директор компании «Индукерн-Рус» Евгений Волков. Эту проблему надо решать на законодательном уровне.

Председатель правления НП «Медико-фармацевтические проекты XXI века» Захар Голант рассказал о том, что такие попытки уже предпринимаются: «Мы подготовили пакет изменений в 61‑й федеральный закон «Об обращении лекарственных средств», это уже 9‑я редакция данного нормативного акта, а также в 44‑ФЗ. Они касаются в том числе необходимости создания надведомственной комиссии, которая бы контролировала не только те лекарственные препараты, которые производятся в России, но и те, что ввозятся в нашу страну из-за рубежа (а это 70 % всех лекарств). В противном случае локальные производители ставятся в невыгодное положение по отношению к зарубежным производителям».

Цена здоровья

Вопросы, связанные с ценами на лекарства, на форуме почти не звучали. Рассказать о том, как они изменятся, согласился Евгений Волков. «Наш рынок на 80 % зависит от импортного сырья, а контракты на это сырье — долларовые. Изменение курса, конечно, ощутимо на рынке, — пояснил он. — Но если брать лекарства среднего ценового диапазона, то они должны не вырасти в цене, а, наоборот, подешеветь, поскольку сейчас происходит патентный обвал и многие лекарства приобретают статус дженериков, а они всегда стоят дешевле». Тем не менее господин Волков уверен, что в случае с лекарствами цена никогда не должна выходить на первый план: «Если мы хотим лечиться эффективно, мы должны понимать, что хорошее лекарство не может стоить дешево. Вопрос — на чем мы экономим. Некачественного лекарства, даже если цена на него невысока, мы будем есть больше».

Форум прошел, а проблемы остались. По словам Захара Голанта, более 95 % фармацевтической отрасли контролируется государством, а чиновники предпочитают большинство проблем не замечать в упор.

  • Анна Трехова

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: