«Нам есть чем гордиться»

1 июня 2011 «Нам есть чем гордиться»

В последнее время в России почему-то принято постоянно говорить о том, что западные технологии и продукция всегда лучше отечественных. На самом деле по-прежнему есть области, в которых наша страна не только не проигрывает, но даже  опережает всех конкурентов. И Юрий Заплаткин, генеральный директор ОАО «Корпорация «Аэрокосмическое оборудование», уверен, что таких областей довольно много.


— Ни у кого не вызывает сомнения, что Россия лидирует в космосе, ракетной промышленности, производстве некоторых видов боеприпасов и стрелкового оружия. Боевые самолеты, которые Россия поставляет на рынок, тоже представляют собой вполне конкурентоспособную продукцию, — считает он. — Да и целый ряд комплектующих, относящихся как к готовой продукции, так и к дополнительным опциям, способен реально конкурировать с аналогами, производимыми в Америке и Европе. Наши метеорадары, например, на поколение опережают изделия, производимые за рубежом. По целому ряду позиций мы находимся в лидерах и можем гордиться, что выпускаем современную и высококачественную продукцию. В том числе это касается  систем управления полетом,  систем управления огнем, навигационных систем. Другое дело, что по объективным причинам российские предприятия подчас предпочитают работать на зарубежного заказчика. Иногда — в ущерб интересам страны…

— Вы можете привести пример?

— Конечно. Возьмем производственное объединение «Энергомаш», которое активно поставляет двигатели американцам: до 40 штук в год. Компанию можно понять: есть «твердый» контракт, за который  всегда платят вовремя и по принятым на международном рынке ценам. Ведь деньги лишними никогда не бывают … Но в результате страдает программа «Морской старт», потому что двигателей для ракеты «Зенит» нет — все производственные мощности заняты заказом из-за границы. В этой связи могу со всей ответственностью заявить, что в тех областях, где Россия по-прежнему занимает лидирующие позиции, нам просто нет смысла закупать за рубежом какой-то полностью готовый продукт. И это не означает, что надо совсем отказаться от международной кооперации. Даже в сфере производства вооружения.

— Наверное, вы имеете в виду историю с «Мистралем»?

— И ее в частности. Страна в принципе способна произвести аналогичный корабль, однако это экономически невыгодно, так как  если начинать разработку и производство с нуля, это займет слишком много времени. А «Мистраль» — универсальный корабль, вертолетоноситель, способный носить вертолеты любых производителей, в том числе и наши. По сути дела, этот корабль мы можем начинить своим оборудованием, и все, что связано с его боевыми возможностями, будет отечественное. То есть все системы вооружения, управления огнем и т. д. будут российскими, что составит не менее 25% от конечной стоимости корабля. Поэтому считаю, что решение о приобретении Россией «Мистраля» при правильном подходе к вопросу и достаточной локализации производства может быть экономически выгодно.

— А если говорить о мелких комплектующих. Например, об элементной базе…

— Думаю, что конечные изделия и крупные узлы, безусловно, мы должны производить самостоятельно. Все, включая и программное обеспечение. Но отдельные комплектующие, не имеющие аналогов в России, могут закупаться. В том числе и технологии: уверен, что рано или поздно у нашей авиаприборостроительной отрасли появится генеральный западный партнер, с которым будет вестись тесное сотрудничество. В этом нет ничего предосудительного, однако во всем должен быть разумный подход  и нельзя забывать об экономической выгоде. Например если нет необходимых объемов, то вряд ли имеет смысл обзаводиться собственным дорогостоящим оборудованием или технологиями, которые окажутся экономически неэффективными — будет проще и дешевле их купить. Само собой, что останутся некоторые стратегические области, в которые ни мы их, ни они нас не допустят.

— По традиции Россия поставляет вооружение и связанную с ним продукцию только определенному кругу стран. Какие рынки вы считаете наиболее перспективными для изделий вашей корпорации?

— Как известно, существенное влияние на выбор в пользу российской продукции оказывают несколько факторов. В том числе ее цена и … политика. Сейчас наши наиболее перспективные рынки — Индия, Малайзия,Индонезия, Алжир и отчасти Китай. Сегодня лучшей продукцией компании является все, что связано с самолетом Су-30МКИ и его модификациями. Программа по его поставке очень объемна, также включает в себя и модернизацию машин, которые были поставлены в начале контракта с Индией. Программа хороша еще и тем, что процесс эксплуатации позволяет нам решать важнейшие задачи усовершенствования авионики, систем управления огнем, блока «свой-чужой». В этом году группа компаний КАО планирует превысить объем в $400 млн по прямым поставкам. Для нашей корпорации это существенное достижение: практически мы обеспечиваем ежегодный рост объемов производства в полтора раза.

— Но наверняка есть и «тормоза», которые несколько снижают темпы развития…

— Если говорить в целом на примере  нашей отрасли, то это в первую очередь оборудование. К сожалению, оно не везде современное: есть предприятия, на которых до сих пор используют агрегаты выпуска 1960-1970-х гг. И заслуга КАО как раз и состоит в том, что в свое время был сделан акцент на замене устаревшего оборудования на принципиально новое. Поэтому сейчас корпорация  способна производить продукцию международного уровня по целому ряду направлений.

— Одна из важных проблем последнего времени — утечка мозгов. Как обстоят дела в КАО с удержанием талантливых разработчиков?

— Тут можно привести только один пример — наше Таганрогское КБ,  производящее продукцию интеллектуального назначения (софт) не только в интересах авиационной промышленности, но и бронетанковой, и автомобильной. Это настоящее средоточие интеллекта, молодого и весьма агрессивного — именно в Таганрогском КБ  производится продукт, который сегодня модно называть инновационным. Предприятие создано недавно, это детище корпорации, организованное под конкретные цели и задачи. Средний возраст работников — около 30 лет. У этих ребят глаза горят подлинным интересом, потому что есть широчайшие возможности для самореализации. Хорошая заработная плата, программа выкупа жилья — люди хотят работать и выпускают продукцию, которая по уровню ни в чем не уступает международной. Поэтому с мозгами у нас все в порядке. Более существенные проблемы испытываем с высококвалифицированным рабочим персоналом. Но, имея сегодняшние возможности, можем себе позволить «купить» токаря практически за любые деньги…

— Судя по вашим словам, сейчас корпорация «Аэрокосмическое оборудование» вполне уверенно чувствует себя на рынке и активно развивается. На чем, по-вашему, основан ее успех?

— На системном подходе к решению комплексных проблем, способности быстро адаптироваться к изменяющимся рыночным условиям и умении предугадывать рост спроса на ту или иную продукцию. От каких-то направлений работы отказались, а что-то, наоборот, стали развивать. Например, гражданскую продукцию автомобильной тематики. Ведь тахограф, который сейчас готовы производить миллионами штук, мы начали разрабатывать еще 5 лет назад…

— Одним из условий развития стало само создание корпорации на базе разрозненных предприятий. Сейчас в этом направлении делается следующий шаг?

— В авиастроительной отрасли идет важный процесс консолидации на более высоком уровне. Госкорпорация «Ростехнологии» (в России в нее входят 439 компаний), владеющая 51% наших акций, приняла решение об образовании концерна «Авиаприборостроение», куда войдут все значимые предприятия отрасли. Радует то, что в процессе этой реструктуризации нас расценивают как основное звено для выхода на внешние рынки, и поэтому надеемся, что в ближайшие годы за счет новой стратегии и политики сможем в разы увеличить объемы наших поставок. Для этого у нас есть сильный технологический и интеллектуальный потенциал.

 

  • Подготовил Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: