Проблема алкоголизма: реальное противостояние

17 сентября 2014 Проблема алкоголизма: реальное противостояние

В нашей стране вновь заговорили о необходимости борьбы с алкоголизмом. Вопрос в скором времени собираются поднимать в Госдуме. Между тем вокруг застарелой проблемы существует масса стереотипов и утративших свою актуальность «истин». О них и о том, как сегодня можно противостоять недугу, «НП» рассказал врач — психиатр-психотерапевт, сотрудник реабилитационного центра «Дом Надежды на Горе» Виталий Осипчук.

 

— Скажите, пожалуйста, с точки зрения психотерапии алкоголизм — это болезнь или следствие слабохарактерности?

— Это однозначно болезнь, хотя в нашей культуре до сих пор так не считается. И это, кстати, большая проблема, которая создает для зависимого человека, и без того часто испытывающего вину и стыд перед близкими, ощущение дополнительного давления со стороны общества в целом.

Между тем обвинять и тем более презирать такого человека — бессмысленно и в известной мере несправедливо. Конечно, ответственность за то, что он делает со своей болезнью, за то, какие меры предпринимает, чтобы обезопасить себя и своих близких, всецело лежит на нем. Но в том, что он стал алкоголиком, его собственной вины зачастую нет.

Считается, что зависимость формируется при употреблении определенного количества алкоголя в определенный промежуток времени. Так, согласно в американской системе, например, риск развития зависимости признается высоким, если человек превышает одну дозу алкоголя (10 г чистого спирта) в неделю. Однако надо понимать, что дело не только в дозировке и не в существующих у человека проблемах, из-за которых он якобы начинает злоупотреблять. По-настоящему важный фактор — генетика. Не каждый, кто выпивает регулярно, становится алкоголиком. Склонность к образованию зависимости в разы чаще отмечается у тех, кто имеет наследственную предрасположенность. К примеру, работая в наших группах (25–30 человек каждая), я иногда прошу поднять руки тех, у кого в семье среди ближайших родственников нет и не было пьющих. Обычно поднимаются от силы 4–5 рук… Это означает, что человек начинает пить не потому, что он плох, морально неполноценен и слаб, а в силу генетических причин.

— Какими методами сегодня помогают зависимым?

— Существует немало организаций, готовых оказать всевозможную, в том числе психологическую, помощь алкоголикам. В самом общем виде это система государственной помощи (городские стационары, сочетающие психологическую поддержку с изрядной долей медикаментозного лечения), коммерческий сектор (в основном это платное выведение из запоев, подшивки и кодировки), церковные организации и НКО, к которым принадлежит в том числе «Дом Надежды на Горе».

— Что на деле более надежно — провести психологическую реабилитацию или все-таки «подшить» зависимого?

— Лично я убежден, что самый надежный способ — тот, при котором человек самостоятельно предпринимает усилия по преодолению своего состояния. Хотя чаще всего алкоголики ищут волшебную таблетку, которая в один момент избавит их от зависимости. Потому так популярны кодирование и прочие виды химической защиты: все вроде бы происходит без участия человека. Есть категория людей, которым это реально помогает: страх, что от одной рюмки им станет плохо, позволяет им не употреблять. Но зачастую, как только заканчивается действие такой «защиты», люди уходят в запой с новой силой. Кто-то даже использует такую схему, чтобы контролировать употребление: подшивается, по истечении срока уходит в запой, а после подшивается снова. В таком режиме некоторые алкоголики существуют годами… Но это не победа над болезнью, а приспособление к ней.

В случае со стационарной психологической реабилитацией мы за 28 дней стараемся помочь людям обрести навыки для поддержания исключительно трезвой жизни. Кроме того, среди консультантов есть и бывшие зависимые, что в разы повышает эффективность работы даже в сравнении с государственной системой, ведь в отличие от врача в белом халате (образ «по ту сторону проблемы»), бывший алкоголик прекрасно понимает и состояния, и страхи подопечных, а кроме того, сам является примером того, что справиться с зависимостью можно. Это повышает уровень доверия и, как следствие, результативность психологической реабилитации в НКО. Однако у нас открытое учреждение — каждый человек может в любой момент уйти, если сочтет, что ему это не нужно.

— Как следует вести себя родным человека, у которого начала формироваться зависимость?

— Алкоголизм — болезнь не одного человека, а всей семьи. В проблему оказываются вовлечены дети, родители, жены, мужья. Такую семью еще называют дисфункциональной, так как там определенным образом нарушаются взаимоотношения и — шире — социальные роли. К примеру, жена алкоголика — это тоже своего рода психологический тип. Она всегда гиперответственна, она привыкла не рассчитывать на мужчину, более того, стремится жестко контролировать его во всем, порой отнимая у зависимого его собственную ответственность за происходящее (получает за него зарплату и так далее).

Хотелось бы подчеркнуть: если у близкого есть проблемы с алкоголем и вас это беспокоит — ни в коем случае не надо пытаться смягчить для него негативные последствия алкоголизма, выгораживая его перед коллегами, руководством или собственными родителями. Позвольте ему лично столкнуться с результатом злоупотребления — это поможет ускорить осознание проблемы…

Также не стоит контролировать употребление близким алкоголя — это совершенно бессмысленное занятие. Лучше сосредоточиться на себе и своих потребностях, не связанных с ним. Для этого в центрах реабилитации существуют семейные программы, где родственников учат справляться со своими чувствами, жить своей жизнью и не впадать в состояние «созависимости», которое зачастую оказывается психологически не менее мучительным, чем сам алкоголизм…

  • Беседовала Наталья Белая

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: