Плагиат как норма жизни

4 июня 2013 Плагиат как норма жизни

В борьбе за чистоту российских научных дипломов уже появились жертвы: на прошлой неделе ушел в отставку заместитель главы Министерства образования РФ Игорь Федюкин, занимавшийся борьбой с липовыми диссертациями. Уволены или понижены в должности чиновники помельче. Эксперты уверены, что все эти меры проблему не решают и скорее похожи на попытку снизить градус общественного недовольства за счет поиска «крайних».

«Ни одна из более чем тысячи работ, дипломы по которым были, по мнению Генеральной прокуратуры, незаконно получены в прошлом году, в поле нашего зрения не попала, — отмечает Сергей Пархоменко, один из авторов и активистов общественной инициативы «Диссернет» по анализу диссертаций российских чиновников и политиков. — И, поверьте, истинные масштабы воровства исследовательских работ с целью получения кандидатских и докторских «корочек» куда больше».
Воровать — так без предела
По мнению Сергея Пархоменко, то, что вскрывается сейчас, никакого отношения к плагиату не имеет.
Почему? Потому что, во‑первых, «авторы» подавляющего большинства диссертаций не используют полученные дипломы с целью наживы. Ведь те, кто покупает такие работы, в деньгах не нуждаются: для них скорее важен статус — быть губернатором или депутатом Госдумы, не имея научной степени, сейчас «не круто». И многие из сильных мира сего обзавелись «корочками», не приложив для этого особого труда. Для тех, кто хочет в этом убедиться, — добро пожаловать на страницу dissernet.org, где можно ознакомиться с результатами «трудов» известных персон. По словам Сергея Пархоменко, в их числе и петербургский губернатор Георгий Полтавченко с диссертацией на тему «Механизмы взаимодействия государства и предпринимательства в условиях обеспечения экономической безопасности» (более 75% текста являются прямыми заимствованиями из опубликованных ранее работ). Среди известных «ученых» многие депутаты Госдумы (Игорь Лебедев и другие), а также уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов.
Во-вторых, признаваемое с европейской юридической точки зрения плагиатом заимствование из чужого произведения 11 слов подряд, в сравнении с российской практикой, выглядит как мышь под ногой у слона. Уже зафиксированы случаи, когда отдельные работы от опубликованных ранее отличались … всего несколькими словами. Наверное, самый громкий пример касается знаменитых «жужелиц Дагестана», оказавшихся «жужелицами Молдовы» — в одной из диссертаций, которую защитили в Махачкалинском государственном университете, «Молдову» просто заменили везде «Дагестаном». Самое смешное, что жужелицы (это такие жуки) в Дагестане и Молдове абсолютно разные.
Много шума наделал также случай, когда у двух депутатов Госдумы, причем из разных фракций, обнаружили практически на 100% одинаковые диссертации, и сами «кандидаты» даже не знали об этом, поскольку работы выполнялись под заказ на стороне.
— У нас подчас фальсифицируется абсолютно все, — уверен Сергей Пархоменко. — Сами работы. Отзывы. Публикации… И даже использованная литература: есть случаи, когда из диссертации в диссертацию кочуют названия несуществующих книг. Это уже не удивляет, потому что налицо хорошо отлаженная и обладающая колоссальным денежным оборотом система, в которой можно купить все. Зайдите в интернет и поинтересуйтесь — по сходной цене вам обязательно предложат диссертацию «под ключ». Что предусматривает весь процесс, начиная от предложения темы и завершая получением настоящего диплома.
Спорить невозможно. Наберите в поисковике «купить докторскую диссертацию». В результате получите десятки ссылок с предложениями. От 6 тыс. у. е. в срок от 3 месяцев — и уже совсем скоро вы сможете стать обладателем новенького диплома. Были бы деньги, — а тема и место, где можно стать доктором наук, обязательно найдутся…
Под контролем
Может быть, только у нас, в России, при написании исследовательских работ воруют «по-черному»? Вовсе нет. Только на Западе сделать это крайне трудно, а последствия для таких «авторов» печальны. Пример?
Не так давно в Германии на копировании при написании диссертации попалась … министр образования Анетт Шаван. Причем попалась на теме работы «Исследование условий для формирования совести в современном мире». Однако ушлые пользователи интернета, в руках которых оказался текст Шаван, довольно быстро вычислили, что автор с совестью сам не в ладах, поскольку немало позаимствовал у других. В результате скандала министр образования была вынуждена покинуть пост, а ее диплом признали недействительным.
— Этот и другие случаи показали нашему обществу, что плагиат, возможно, присутствует не только в ее, но и в других работах, — говорит Даниэль Рико, консул по культуре Генерального консульства Германии в Петербурге. — Поэтому сейчас при публикации исследовательских работ, авторы которых претендуют на научные звания, проверка происходит очень тщательно.
Немецкая система, по словам Сергея Пархоменко, работает просто и эффективно: при публикации текста диссертации сотни специалистов «растаскивают» ее по страничке для того, чтобы проверить на степень заимствования. Потом все результаты сводят воедино и становится ясно, насколько работа свежа. Примерно так же действует и «Диссернет»: например, сейчас на сайте выложен результат анализа докторской диссертации Павла Астахова. С постраничным сравнением и указанием на те источники, откуда что было «содрано».
Что касается ответственности за плагиат, то даже за рубежом она не слишком сильна. По словам Марио Биаджиоли, директора Центра исследований инноваций в Университете Калифорнии, в США уличенный в этом ученый не может обращаться за получением гранта в течение последующих 5 лет. В Германии за заимствование (кроме случаев, подпадающих под уголовное преследование) предусмотрен штраф, после выплаты которого дело закрывается. В России же случаев, когда кто-то из уже уличенных не в плагиате, а, по сути дела, в краже чужих работ, фактически нет. Так, пошумели — и забыли…
Однако совершенно понятно, что общественная инициатива «Диссернет», в состав которой входит несколько сот активистов из России и других стран мира, не может проверять все работы: в их поле зрения попадают только «авторы» высокого полета. А это значит, что даже сейчас получить докторские «корочки» при желании и наличии средств в России можно. Страна-то большая…
Что делать?
«Честно признаюсь — не знаю, — говорит Сергей Пархоменко. — Что касается тех исследований, которые мы провели, — теперь дело за ВАК и другими компетентными органами, поскольку с юридической точки зрения «Диссернет» не может брать на себя инициативу. Уверен только в одном: надо отменять срок давности в отношении получения ученой степени. Ведь если работа была сфальсифицирована — она уже никогда не будет соответствовать требованиям по новизне и т. п.».
Чего добились инициаторы исследования диссертаций? Кроме разгона диссовета Московского педагогического госуниверситета во главе с Александром Даниловым — почти ничего. «Я предложил ректорам сократить число диссоветов, — говорит глава ВАК Владимир Филиппов. — Все дружно поддержали, но никто расформировывать диссовет в своем вузе не собирается». А это означает, что и сейчас все по-прежнему происходит «под ключ».
Увы, но стопроцентной гарантии того, что «кое-где у нас порой» будут делать работы, «авторы» которых уже через год не смогут назвать темы диссертации и имя научного руководителя, несмотря на бурю возмущения в обществе, не даст никто. Потому что если есть очень большие деньги, то можно заказать работу тем, кто сделает диссертацию на совесть. Так что комар носа не подточит — без плагиата. Только вот истинные авторы останутся в тени или уедут туда, где плагиат не правило, а очень редкое исключение…

  • Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: