Таргетирование поможет, но проблема останется

1 апреля 2015 Таргетирование поможет, но проблема останется

Действия Центробанка в последнее время являются предметом жарких споров и ожесточенной критики. Легкая стабилизация рубля и намерение ЦБ проводить политику инфляционного таргетирования, подразумевающую в том числе плавающий курс рубля, подстегнуло новую волну возмущения и беспокойства. «НП» обратились к экспертам для того, чтобы те дали свою оценку ситуации.

Напомним, что в сентябре 2014 года Центробанк объявил о своем намерении использовать на протяжении всего 2015 года практику инфляционного таргетирования, не исключающую введение плавающего валютного курса. После того как рубль за последние недели немного стабилизировался, споры вокруг политики ЦБ возобновились с новой силой. Понятно, что в стране, где все принято держать под жестким контролем (и что не всегда приводит к порядку), перспектива плавающего курса рубля вызывает у многих чуть ли не панику.

Между тем эксперты оценивают действия Центробанка сдержанно. Руководитель аналитического отдела Grand Capita Сергей Козловский поясняет: «Из-за высокого уровня инфляции в конце 2014 и начале 2015 года введение политики инфляционного таргетирования вполне логично: во‑первых, необходимо установить плановый показатель инфляции в годовом выражении (что делалось и ранее), во‑вторых, необходимо активно использовать манипулирование учетной процентной ставкой, что уже практикуется. Логика достаточно проста: повышение учетной ставки понижает уровень инфляции, поскольку увеличивается объем средств на руках у населения, понижение учетной ставки — наоборот, поскольку понижается ставка по депозитам. Насколько реально планомерное изменение ключевой ставки в течение года в одну, а потом в другую сторону, пока под вопросом, однако ЦБ в ближайшее время планирует снижение ставки, что может несколько увеличить инфляционные ожидания. По всей видимости, ЦБ рассчитывает использовать и иные инструменты монетарной политики, которые пока не озвучены».

В свою очередь Мадина Абаева, аналитик QB Finance, обращает внимание на социальную направленность политики властей: «Центробанк и так придерживается политики инфляционного таргетирования и именно этим часто мотивировал решение ужесточать монетарные условия даже в ущерб экономическому росту.

Приверженность этой стратегии во многом объясняется тем, что население в первую очередь обращает внимание на рост цен, и для недопущения подъема недовольства среди граждан регулятор пытается сбавить инфляцию».

Спокойствие аналитиков на самом деле обусловлено тем, что инфляционное таргетирование сегодня — это очень распространенный инструмент и применяется он практически во всех странах мира, не только в развивающихся. По данным МВФ (Международный валютный фонд), полностью отказаться от участия в процессе курсообразования в рамках реализации политики таргетирования инфляции могут только страны с наиболее развитой финансовой системой и экономикой в целом. МВФ называет 11 таких стран (Австралия, Канада, Чили, Чехия, Израиль, Япония, Мексика, Норвегия, Польша, Швеция и Великобритания), в числе которых только две развивающиеся. В них применяется свободно плавающий режим валютного курса, а валютные интервенции рассматриваются в качестве экстраординарной меры. Отсутствие в этом списке США, Швейцарии и Дании говорит о том, что власти этих богатых стран не отказываются от таргетирования, правда, связано оно скорее с понуканием инфляции, чем с ее сдерживанием.

Научные сотрудники РАНХиГС Анна Киюцевская и Павел Трунин уверены, что гибкость принципов таргетирования инфляции обеспечивает устойчивость к внешним шокам реализующих данный подход экономик, позволяя достичь конечных целей монетарной политики. Эксперты РАНХиГС сообщают, что, согласно их подсчетам, внедрение режима монетарной политики приносит положительный эффект, выражающийся как в замедлении динамики потребительских цен, так и в снижении ее волатильности. Ученые подчеркивают, что это заключение справедливо в том числе для стран, специализирующихся на экспорте сырьевых ресурсов.

Однако есть еще один аспект, на который указывают эксперты, — инфляционное таргетирование на самом деле не является спасением или гаран­тией устойчивости российской валюты (и, как следствие, низкой инфляции). Аналитики сходятся во мнении относительно главных факторов этой устойчивости (или, наоборот, неустойчивости): по общим оценкам, нынешний курс рубля зависит на 50–60 % от цены на нефть, на 10–15 % — от внешних платежей и на 30–40 % — от геополитической ситуации. Так, главный экономист по России банка ING Дмит­рий Полевой уверен, что нынешняя устойчивость является следствием временного затишья на востоке Украины и отсутствия каких-либо решительных заявлений со стороны российского руководства. Причем эксперты обращают внимание на то, что информация о намерениях НАТО провести какие-либо учения в Восточной Европе или оказать украинской армии помощь вооружением и консультациями, на рубле не сказывается, пока не следует ответной реакции из Москвы. Отчасти поэтому господин Полевой уверен, что на фоне стабильной цены на нефть (она если и растет, то очень слабо) рынки стали чуть более позитивно оценивать геополитическую ситуацию, а это сразу сказывается на стоимости рубля. Именно геополитика, а не попытки Центробанка ввести инфляционное таргетирование, считают эксперты, определяет сегодня устойчивость рублевого курса.

  • Олег Павлов

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: