Мигрантозамещение откладывается

25 марта 2015 Мигрантозамещение откладывается

Выступая на днях перед журналистами, директор СПб ГАУ «Центр трудовых ресурсов» Мария Сухова честно призналась: «Пока, несмотря на активизацию работы по повышению эффективности использования своих специалистов и привлечение россиян из других регионов, полностью обойтись без трудовой миграции из-за рубежа в Петербурге невозможно».

Да и сами трудовые мигранты, несмотря на резкое «похудание» руб­ля и введение новой системы, позволяющей легально работать в России, менять ее на другие страны не торопятся. По оценке разных источников, на сегодняшний день поток гастарбайтеров в Питер «обмелел» не более чем на 10–15%.

«Наша статистика говорит о том, что разговоры о массовом исходе трудовых мигрантов из Петербурга — миф, а не реальность, — комментирует руководитель УФМС РФ по СПб и ЛО Елена Дунаева. — Желающих приехать по-прежнему предостаточно, причем теперь гораздо больший процент из них целью поездки обозначает именно работу, а не туризм или какую-то другую».

Без конкуренции

Создают ли иностранцы конкуренцию местным жителям, оставшимся без работы? На этот вопрос эксперты отвечают уверенным «нет». По крайней мере, в подавляющем большинстве случаев.

Почему? Ответ прост: в тех отраслях экономики, в которых занята львиная доля гастарбайтеров, петербуржцев не устраивают уровень оплаты труда или его условия. Ведь приезжие из-за рубежа, как правило, трудятся в трех основных направлениях деятельности — торговле, строительстве и сфере услуг: на них приходится более половины всех занятых мигрантами рабочих мест. Много ли среди жителей Северной столицы найдется желающих работать на стройке? Мало. Во многом благодаря тому, что у них все еще есть выбор.

По словам Марии Суховой, по разным причинам банк вакансий службы занятости в Петербурге за последние 2 месяца изрядно «похудел»: сейчас в нем осталось около 57 тыс. свободных рабочих мест. Однако, с учетом наличия всего 12,3 тыс. «официальных» безработных, и этого вполне достаточно.

— До 75 % вакансий предназначены для рабочих, и особенно их много для тех, кто не имеет квалификации, — отмечает эксперт. — По объективным причинам в количественном отношении этот банк данных претерпел изменения, но его структура осталась практически прежней. В этой связи говорить о какой-то конкуренции за работу между жителями Петербурга и приезжими нет смысла: подавляющая часть вакансий, на которые претендуют «неместные», петербуржцам не интересна…

И верно: в настоящее время в Питере (по данным rabota.yandex.ru) вакантны около 800 мест для грузчиков, свыше 400 — для уборщиков и почти 300 для подсобных рабочих. Средний уровень зарплаты — от 15 до 30 тыс. рублей в месяц (при средней по городу в 41 тыс.). Пойдут ли на такие должности петербуржцы, если учесть, что работа «пыльная»? Однако есть предложения и получше. К примеру, в одном из размещенных в интернете предложений работодатель сразу пишет, что он «готов сотрудничать с безвизовыми иностранными гражданами» и предлагает за выполнение обязанностей по уборке территории, мелкому ремонту и выносу мусора зарплату после испытательного срока в 27 тыс. рублей (после вычета налогов) и «обеды за счет ресторана»…

Поэтому город на Неве по-прежнему заинтересован в «чужих» рабочих руках, однако теперь старается привлекать их только на легальной и желательно организованной основе. «Производить организованный набор для работы в Петербурге по разным причинам сложно, но очень перспективно», — считает Мария Сухова.

И тут сразу возникает вопрос о том, как изменилось отношение к легальной занятости у самих трудовых мигрантов и их работодателей.

Рабочие руки становятся дороже

Вместе с изменениями в миграционном законодательстве уходит и миф о том, что трудовой мигрант из Узбекистана, к примеру, обходится работодателю намного дешевле, чем местный работник.

Дело в том, что с 1 января 2015 года «безвизовые» мигранты должны оформлять патент для работы как у юридических, так и у физических лиц. То есть ежемесячно тратить 3 тыс. рублей. К ним надо добавить расходы на тестирование (по русскому, истории и законодательству — 4 тыс.) и медицинское обследование с получением полиса ОМС (еще 4 тыс.). Если учесть, что приезжие, как правило, снимают жилье и им нужны деньги на быт, даже 20 тыс. в месяц маловато будет.

Ведет ли это к тому, что нелегалов становится больше? Руководитель УФМС РФ по СПб и ЛО Елена Дунаева уверена, что нет. По ее экспертной оценке, в целом объем нелегально работающих трудовых мигрантов в Петербурге не превышает 20 % от тех, кто занят легально. «Причем количество тех, кто хочет работать в полном соответствии с законом, растет: об этом можно судить и по объемам выдаваемых патентов, и по результатам проверок на предприятиях», — констатирует она.

Вместе с тем она не скрывает, что работодатели, желающие сэкономить на рабочей силе, по-прежнему есть. По ее словам, при проверке некоторых строительных объектов в Шушарах из немногим более чем 200 гастарбайтеров примерно у 60 находились проблемы с легализацией. Однако достаточно жесткий контроль, высокие штрафы и желание самих трудовых мигрантов быть социально защищенными ведут к снижению числа нелегалов. Ведь наем дешевой нелегальной рабочей силы все чаще влетает в такую «копеечку», что проще (и дешевле!) пойти законным путем.

Место пусто не бывает

Эксперты уверены: даже в условиях повышения риска безработицы и замораживания зарплат на рынке труда петербуржцы не станут «брать, что дают». «Пока у них есть достаточный выбор среди вакансий и по уровню оплаты труда, и по спектру специальностей, — считает Мария Сухова. — К тому же существенное ухудшение ситуации на рынке труда произойдет вряд ли».

Вместе с тем, по оценке Елены Дунаевой, в настоящее время рабочие места в Петербурге все чаще занимают граждане Украины, которые как раз и вступают в конкуренцию с приезжими из Узбекистана или Таджикистана. Причины роста их интереса к России тоже понятны: обвал гривны оказался еще более резким, чем у рубля, и поэтому на заработки в Питер теперь отправляются даже те, кто раньше об этом не думал.

И приток этой рабочей силы, которая и с русским на «ты», и квалификацию нередко имеет высокую, для жителей города на Неве уже можно считать тревожным «звоночком». Ведь если кризис затянется и вакансий станет еще меньше, того выбора, благодаря которому можно отказываться от «пыльной» работы, может уже и не остаться…

 

МНЕНИЕ

 

Корреспондент «НП» поинтересовался у жителей Петербурга, чувствуют ли они, что мигрантов в городе стало меньше.

 

Кристина, 37 лет, художник-иллюстратор:

Не знаю, я как-то на их количество никогда не обращала внимания. Как видела, так и вижу их везде.

 

Анна, 25 лет, модель:

Не знаю, вроде не стало их меньше, я не заметила.

 

Виктор, 40 лет, слесарь:

Да, их заметно меньше стало, уже не ходят такими стаями, все-таки кризис на них повлиял, невыгодно им стало тут работать.

 

Ксения, 32 года, домохозяйка:

По-моему, да, поменьше стала их на улице видеть, это радует.

 

Анна, 26 лет, системный администратор:

Нет, не чувствую особо. Может, совсем немного их меньше стало, не выдержали кризиса.

 

Леонид, 69 лет, пенсионер:

Меньше? Я не замечал, если говорить об узбеках. Насчет других — не знаю.

 

Илья, 25 лет, менеджер по рекламе:

Нет, не чувствую, я на Сенной живу.

 

Светлана, 32 года, учитель математики:

Да, заметила, что их поменьше стало.

 

Инга, 28 лет, аспирант:

Возможно, и стало меньше, но мне в глаза это уменьшение не бросается.

 

Роман, 48 лет, охранник:

Да все равно кучками по улицам ходят, не чувствую, что меньше.

 

Варвара, 20 лет, студентка:

Вижу все равно их каждый день и на улице, и в магазинах, так что не сказала бы, что меньше.

 

Антон, 45 лет, водитель:

Что-то не вижу я, чтобы меньше их стало. И я их уже не различаю. Вот кавказцы — это гастарбайтеры?

 

Александр, 33 года, повар:

Трудно сказать, я так к ним привык, что уже и замечать перестал. Мне вообще без разницы, есть они или нет. Лишь бы закон не нарушали и работали хорошо. А вообще, это всех касается, не только мигрантов.

 

Валентина Андреевна, 77 лет, пенсионерка:

В новостях говорят, что меньше стало, но я особой разницы не вижу пока. Может, не там хожу?

 

Анатолий, 44 года, электрик:

Да какое там меньше! У нас на заводе, наоборот, их прибавилось.

  • Владимир Сергачев

Добавьте комментарий

:
(покажите другой код)
Введите код с изображения
: